В рамках V Международной научно-практической конференции КАРМ «Современные подходы к лечению бесплодия. ВРТ в Казахстане: настоящее и будущее», прошедшей 8–9 ноября 2013 г. в Алматы, состоялось пленарное заседание, посвященное проблемам репродуктивных потерь на различных сроках беременности.

Проблему гиперкоагуляционных тромбофилических осложнений при беременности участникам конференции раскрыла в своем докладе академик Российской Академии естественных наук, профессор Российского национального исследовательского университета им. Пирогова, д. м. н. Людмила Анатольевна Озолиня.

Под гиперкоагуляцией понимается повышение активности коагуляционного звена гемостаза, и при беременности это считается вполне нормальным физиологическим явлением. Как отметила докладчик, несмотря на то, что первичная гиперкоагуляция или тромбофилия повышают риск развития тромбоза, не всегда предполагается такой исход, поскольку коагуляционному звену противостоят антикоагулянтные и тромболитические звенья гемостаза.

Под тромбофилией Британский комитет по гематологическим стандартам рекомендует понимать врожденный или приобретенный дефект гемостаза, приводящий к высокой степени предрасположенности к тромбам, то есть при тромбофилии чаще всего имеется дефект антикоагулянтного и фибринолитического звеньев.

Беременность сама по себе является состоянием, при котором резко возрастает риск возможных тромбозов (в 5–6 раз, а в послеродовом периоде – в 10–15 раз). Тромбофилия сопровождает акушерские осложнения и даже может явиться причиной начала их развития. Имеют место случаи обнаружения тромбофилии у женщин с диагностированным бесплодием. Суть проблемы в том, что отсутствие имплантации, несмотря на произошедшее оплодотворение, обусловлено именно тромбофилией.

Кроме того, акушерам в своей практике приходится сталкиваться с тромбофилическими явлениями при привычном невынашивании, при неразвивающейся беременности, а также при пороках развития, обусловленных состоянием гипергомоцистеинемии. В этих случаях, как правило, имеют место дефекты нервной трубки плода (spina bifida), не исключены пороки сердца и даже анэнцефалия при состоянии гипергомоцистеинемии. Второй и третий триместры беременности на фоне тромбофилии протекают также с серьезными акушерскими осложнениями – плацентарной недостаточностью, преждевременной отслойкой нормально расположенной плаценты, преэклампсией, синдромом задержки плода.

Тромбофилия может быть врожденной или приобретенной. Людмила Анатольевна привела анализ проблемы тромбофилических осложнений на примере московской популяции. Чаще всего в вышеназванной популяции врожденная тромбофилия была вызвана мутацией фермента метилентетрагидрофолатредуктазы, приводящей к гипергомоцистеинемии, мутацией гена, кодирующего фактор V свертывания крови (лейденовская мутация), и мутацией гена протромбина. Данные мутации, отмечает докладчик, были обнаружены у пациенток с акушерскими проблемами, у которых развились тромбозы; у пациенток, имеющих не одну, а несколько мутаций; у пациенток, у которых врожденная тромбофилия сочеталась с приобретенной.

По рекомендациям ВОЗ, обследование на тромбофилию необходимо проводить у определенного контингента пациенток. Прежде всего это пациентки, перенесшие тромбозы, более того, имеющие ближайших родственников, тоже перенесших данное состояние (артериальные или венозные тромбозы); пациентки, в возрасте до 45 лет перенесшие инфаркт или инсульт и также имеющие ближайших родственников, перенесших инфаркт или инсульт в сравнительно молодом возрасте; пациентки, перенесшие тяжелую акушерскую патологию: преэклампсию, эклампсию, синдром задержки роста плода, антенатальную гибель плода.

Далее докладчик раскрыла роль мутаций в развитии тромбофилических осложнений. При мутации гена фактора V (Лейден) возникает резистентность к активированному протеину С, и в этих условиях непрепятствие антикоагулянтного звена приводит к тромбообразованию. Стоит отметить, что при наличии лейденовской мутации риск возникновения невынашивания беременности в три раза выше, чем при его отсутствии. Существуют также исследования, проведенные зарубежными учеными, которые доказывают, что отслойка нормально расположенной плаценты в 25–50% случаев происходит именно на фоне врожденной тромбофилии и на фоне лейденовской мутации.

Исследования московских репродуктологов позволили также сделать вывод о том, что наличие мутации делает протромбин более устойчивым, в результате чего он не разрушается, а накапливается, и концентрация его может превышать 130%. Безусловно увеличившееся формирование протромбина повышает риск тромбоза, особенно при беременности или в случае назначения комбинированной оральной контрацепции.

Центральное место в мутации гена фермента метилентетрагидрофолатредуктазы занимает гомоцистеин (в пище он не содержится), образующийся в ходе метаболизма из метионина. Распад гомоцистеина – это сложный фолатный цикл, в котором участвуют ферменты метилентетрагидрофолатредуктазы, ферменты метионин синтазы редуктазы (МСР), цистатион-β-синтазы и метилтрансферазы, а также некоторые витамины, например, фолиевая кислота, витамины группы

В. Недостаток фолиевой кислоты или витамина В в случае мутации в каком-либо из ферментов приводит к нарушению фолатного цикла, вследствие чего гомоцистеин накапливается, что в конечном итоге приводит к гипергомоцистеинемии. То есть образуется избыточная концентрация гомоцистеина в сыворотке крови, что токсично воздействует на эндотелий; возникает активация свертывающей системы крови в виде повышения агрегации и увеличения прокоагулянтной активности. В дальнейшем все это реализуется в возникновение тромбозов, как венозных, так и артериальных.

Наиболее частой причиной приобретенных тромбофилий является антифосфолипидный синдром. Антифосфолипидный синдром – это симптомокомплекс, который сочетает в себе определенные клинические и лабораторные признаки: у пациентов наблюдается циркуляция антител к фосфолипидам, достаточно часто на этом фоне возникают акушерская патология в виде потери плода и др., иммунная тромбоцитопения, неврологические расстройства.

При наличии антифосфолипидного синдрома свертывающая система крови находится в поврежденном состоянии на всех звеньях, и именно по этой причине пациенты становятся уязвимыми в отношении возникновения тромбозов на протяжении всей жизни. Особое место в данной группе риска занимают беременные женщины с антифосфолипидным синдромом, принимающие гормональные препараты. Во избежание ряда акушерских осложнений таким пациенткам, как правило, с самого начала беременности необходима поддержка прогестероном.

Также Людмила Анатольевна раскрыла в своем сообщении значимость факторов риска приобретенной гипергомоцистеинемии. Данное состояние может возникнуть у пациенток, находящихся на диете, бедной фолатами, злоупотребляющих кофе, курением, употребляющих лекарственные препараты и имеющих некоторые хронические заболевания (заболевания ЖКТ, анемия и т.д.).

Диагностировать гиперкоагуляцию возможно в лабораторных условиях практически любых медицинских учреждений. В первую очередь при заборе клинического анализа крови необходимо обратить внимание на количество тромбоцитов в крови. В дальнейшем имеет необходимость проведение коагулограммы, при данном исследовании внимание специалиста должно быть приковано ко всем показателям, но особый интерес представляет показатель АЧТВ – активированное частичное тромбопластиновое время; следует взять во внимание наличие растворимых фибрин-мономерных комплексов (РФМК) и D-димеров.

Изменения в показателях АЧТВ говорят о наличии гиперкоагуляции (АЧТВ снижено) либо гипокоагуляции (АЧТВ увеличено). Наличие же фибрин-мономерных комплексов (РФМК) и D-димеров свидетельствует о начале процесса внутрисосудистого тромбообразования, фактически – это состояние тромбофилии.

Более полную картину при диагностике гиперкоагуляции, в частности при анализе агрегации тромбоцитов, даст проведение агрегатограммы. Если у больной диагностирована гиперкоагуляция, нередко встает вопрос: какова же причина такого состояния свертывающей системы крови, и ответить на этот вопрос можно лишь после исследования естественных антикоагулянтов – антитромбина III, протеина С и протеина S, проведения обследования на антифосфолипидный синдром, определения уровня гомоцистеина; также, по мнению докладчика, будет не лишним провести генетические исследования на тромбофилию.

Для проведения обследования на антифосфолипидный синдром в первую очередь необходимо проверить наличие трех видов антител, которые являются наиболее значимыми в развитии антифосфолипидного синдрома: волчаночный антикоагулянт, антитела к кардиолипину, антитела к бета-2-гликопротеину.

Диагностируется антифосфолипидный синдром в том случае, если у больной имеется хотя бы один клинический и один лабораторный критерий данного синдрома.

Лабораторный критерий, считает Людмила Анатольевна, должен быть оценен неоднократно, так как в ряде случаев после перенесенной вирусной инфекции отмечается циркуляция антител к фосфолипидам, которые могут в дальнейшем исчезнуть. Докладчик предлагает проводить лабораторную диагностику два или три раза с интервалом в 12 недель.

Положительные результаты, полученные в результате лабораторных исследований в течение 12 недель, говорят о наличии антифосфолипидного синдрома. Одним из важных клинических критериев, свидетельствующих о развитии этого аутоиммунного заболевания, является акушерская патология: спонтанные аборты, внутриутробная гибель плода, преэклампсия, синдром задержки плода, развитие тромбозов, как артериальных, так и венозных, а также целый ряд признаков, включая и положительную реакцию Вассермана, с которой фактически и началось изучение этого синдрома.

Антитела к кардиолипину определяются в лабораторных условиях в виде иммуноглобулинов M, G, A. М-антитела выявляются на начальных этапах заболевания, G-антитела обнаруживаются при обострении заболевания, и именно они в наибольшей степени коррелируют с возникновением тромбозов и акушерской патологией, а иммуноглобулины А ассоциированы в основном с клиническими проявлениями антифосфолипидного синдрома.

Наличие в крови волчаночного антикоагулянта проверяется повторно в течение 12 недель стандартизированным методом, но при этом следует учитывать тот факт, что на фоне антикоагулянтной терапии результаты исследования могут выдавать ложноотрицательные показатели, поэтому определять наличие данного антитела необходимо до начала антикоагулянтной терапии.

Также докладчик обратила внимание участников пленарного заседания и на то, что уровень гомоцистеина у женщин ниже, чему мужчин. С возрастом данный показатель у женщин имеет свойство повышаться. Изменения уровня гомоцистеина в сторону снижения характерны в период беременности, это своеобразная физиологическая реакция, предусмотренная природой для облегчения плацентарного кровообращения. Напротив, если уровень гомоцистеина у беременной остается на прежнем уровне, и более того – повышается, то в данном случае может иметь место акушерская патология.

При обнаружении гиперкоагуляции у пациентки, которая планирует беременность, данное состояние необходимо корригировать. На этапе планирования беременности и в случае гиперкоагуляции рекомендуется проведение антикоагулянтной терапии.Проблема невынашивания беременности на сегодняшний день остается актуальной, и несмотря на множество проводимых исследований, тенденции к снижению этой патологии все-же не наблюдается. Частота случаев составляет 15–25%. Тенденции изучения данного вопроса раскрыла своем докладе «Невынашивание беременности при тромбофилии» заведующая отделением патологиии беременности ННЦ материнства и детства, д. м. н. Гульмира Курбановна Рапильбекова.

Риск невынашивания плода у женщин увеличивается с возрастом, помимо этого в группу риска входят и женщины, перенесшие самопроизвольные выкидыши. Если в 90-х годах прошлого столетия средний возраст женщин с невынашиванием беременности составлял 25–34 гг., то к 2012 г. беременность наиболее часто прерывается у женщин в возрасте 35–39 лет, причем это происходит и у женщин с нормальным хромосомным набором эмбрионов. Рост числа случаев привычной потери беременности происходит на фоне внедрения современных репродуктивных технологий. На сегодняшний день в структуре причин невынашивания беременности лидирует тромбофилия, частота которой составляет 40–75%, далее идут хромосомные аномалии (7%).

Согласно казахстанской Классификации основных клинических форм невынашивания беременности, анатомические дефекты выявляются в 10% случаев, эндокринные нарушения – в 15% случаев, неясная этиология – в 6%. При этом наличие одного из этих факторов в отдельности никак не объясняет частоты возникновения потери плода, поскольку  данное неблагополучие имеет, как правило, многофакторную этиологию.

Основными причинами тромбофилии при невынашивании беременности, как указывалось выше, являются приобретенные нарушения, к которым относятся антифосфолипидный синдром. Хотя на сегодняшний день имеют место результаты исследования, свидетельствующие о том, что антифосфолипидный синдром носит наследственный характер, наследуется по материнской линии.

Гипергомоцистеинемия обусловлена наследственными дефектами гемостаза, к которым имеется национальная и расовая предрасположенность, при этом для каждой популяции характерна определенная частота.

К наиболее частым причинам невынашивания беременности относится мутация фактора V, мутация гена протромбина, мутация метилентетрагидрофолат-редуктазы. Гипергомоцистеинемия – это состояние, которое может быть связано с нарушением дефекта гемостаза, то есть мутацией метилентетрагидрофолатредуктазы; может существовать изолировано, что приводит к повреждению внутренней поверхности сосудов, к эндотелиальной дисфункции и в конечном итоге к тромбообразованию.

При отсутствии коррекции гемостаза в виде соответствующей терапии у пациентки с антифосфолипидным синдромом частота прерывания беременности достигает 80–95%, при этом оно может происходить на любом сроке гестации, и зачастую это остается единственным симптомом антифосфолипидного синдрома. В общей популяции антифосфолипидный синдром встречается у 2–8% населения (чаще у женщин).

В 2000 г. во Франции была принята Классификация диагностических критериев антифосфолипидного синдрома, которая включает в себя клинические и лабораторные показатели, при этом в анамнезе должны иметь место случаи потери плода и лабораторное подтверждение двух и более случаев с интервалом в шесть недель. «Золотым стандартом» диагностики антифосфолипидного синдрома является наличие антикардиолипиновых антител (двукратное проведение теста с интервалом в 6 недель) и положительного теста на волчаночный антикоагулянт. При отрицательных пробах на волчаночный антикоагулянт и наличии отягощенного акушерского анамнеза необходимо провести исследование на наличие бета-2-гликопротеина 1.

Акушерские патологии при тромбофилии: привычное невынашивание, неудачи при экстракорпоральном оплодотворении, преэклампсии, задержка развития плода, плацентарное нарушение, преждевременная отслойка нормально расположенной плаценты.

Обследование на тромбофилию должно обязательно проводиться в случае наличия отягощенного семейного анамнеза (необходимо учитывать анамнез по материнской линии), неясных эпизодов венозных или артериальных тромбозов, возникших в возрасте до 40 лет; наличии рецидивирующих тромбозов у пациентки или у ближайших родственников; тромбоэмболических осложнений при беременности, после родов, при использовании гормональной контрацепции; повторной потери плода и раннего начала преэклампсии.

В своем сообщении Гульмира Курбановна привела клинический случай, доказывающий, что адекватная диагностика тромбофилических осложнений позволяет найти причину репродуктивного неблагополучия у женщины. Под наблюдением специалистов Центра находилась женщина, которая имела в общей сложности 11 беременностей: первая беременность завершилась срочными родами без осложнений, далее в течение трех лет пациентка находилась на гормональной терапии.

Затем наступало 10 беременностей, завершившихся антенатальной смертью плода либо замиранием беременности. Женщина перенесла глубокий тромбоз вен органов малого таза, тромбоз нижней полой вены. При проведении у пациентки обследования на все виды тромбофилий была диагностирована комбинированная мультигенная тромбофилия в сочетании с геном протромбина и лейденовской мутацией. Таким образом, перед назначением гормональной контрацепции у пациенток необходимо исследовать систему гемостаза, потому что большая часть таких пациенток являются носителями каких-либо генов предрасположенности и появление какого-либо провоцирующего фактора, а в данной ситуации это назначение препаратов гормональной контрацепции, приводит к развитию каскада всех изменений системы гемостаза.

Изменение состава гемостаза на начальных этапах ведет к повышению функциональной активности тромбоцитов, то есть к повреждению клеточного звена. В последующем при манифестации тромбофилии происходит гиперкоагуляция в плазменном звене, что ведет к нарушению системы микроциркуляции, плацентарным нарушениям и гибели плода.

Маркеры нарушения плазменного звена гемостаза – удлинение АЧТВ более чем на 10%, положительный этаноловый тест, повышение содержания продуктов распада фибрина и фибриногена, снижение уровня антитромбина III, снижение уровня протеина С, повышение индекса тромбодинамического потенциала.

В процессе предгравидарной подготовки при тромбофилии у пациенток с невынашиванием беременности требуется проведение антибактериальной терапии с определением чувствительности к антибиотикам, противовирусной терапии с последующей иммунокоррекцией, коррекции гемостаза по показаниям антиагрегантами и антикоагулянтами, плазмаферез по показаниям. Подготовку пациенток необходимо начинать за 2–3 менструальных цикла до предполагаемого зачатия, с последующим продолжением терапии во время беременности (до 12–20 недель). Витаминотерапия, иммуноглобулины рекомендуются по показаниям, в зависимости от причин невынашивания. Дальнейшая терапия во время беременности предусматривает введение глюкокортикоидов, антиагрегантную терапию (с осторожностью, по показаниям), антикоагулянтную терапию непрямыми антикоагулянтами (с контролем системы гемостаза каждые 10–14 дней), прогестины.

По поводу назначения глюкокортикоидов при антифосфолипидном синдроме докладчик озвучила существующие спорные вопросы: по заключениям 12-го Международного конгресса их применение не рекомендуется вне беременности, т.к. нарушает менструальный цикл и овуляцию. Рекомендуется при наличии тромбоцитопении, обусловленной антифосфолипидным синдромом, при вторичном антифосфолипидном синдроме, при неэффективности терапии антикоагулянтами или аспирином. В послеродовом периоде необходимо продолжить профилактику тромбоэмболических осложнений.

Докладчик также привела результаты собственного исследования, которое показало, что в структуре причин невынашивания беременности в казахской популяции тромбофилия занимает 62%, при этом в структуре тромбофилий антифосфолипидный синдром занимает 42%, мутация метилентетрагидрофолатредуктазы – 87%, лейденовская мутация – 19%, мутация протромбина – 7%, мультигенная – 29%.

Для пациенток с поздними выкидышами в анамнезе было характерно наличие наследственных дефектов гемостаза, для пациенток с ранними выкидышами – антифосфолипидный синдром. При вычислении коэффициента, показывающего риск развития какого-либо заболевания при носительстве того или иного генотипа, оказалось, что в казахской популяции при наличии мутации гена MTHFR риск развития невынашивания возрастает в 4 раза, при наличии лейденовской мутации – также в 4 раза, при мутации в гене протромбина – в 18 раз (данная мутация считается самой редкой и самой опасной).

Если при нормальной физиологической беременности гиперкоагуляция наступает примерно в третьем триместре беременности (с 26–28 недель), когда увеличивается объем циркулирующей крови, то у пациенток с тромбофилией нарушение плазменного звена гемостаза происходит с 5–6 недель беременности, в этот же период происходит гиперагрегация, начиная с первого триместра беременности повышается уровень гомоцистеина, отмечается снижение фолиевой кислоты, недостаток витаминов группы В. На основании результатов данного исследования была разработана схема развития невынашивания беременности при тромбофилии: тромбофилия приобретенная, мультигенная, генетическая приводит к нарушению фолатного обмена, эндотелиальной дисфункции, нарушению гемостаза, нарушению фетоплацентарного кровообращения и в конечном итоге к гибели плода.Состояние беременной женщины лишь на 15% зависит от медиков, остальные 85% обусловлены генетической предрасположенностью, состоянием психологического здоровья женщины, психологическим климатом в семье и на работе, состоянием окружающей среды и т.д. С такими выводами ознакомила участников пленарного заседания директор фармакологического центра, Академик НАН РК, д. м. н, профессор Раиса Салмаганбетовна Кузденбаева в своем докладе «Лекарства и беременность».

Министерство здравоохранения РК опубликовало рейтинг заболеваний детей школьного возраста: пятая часть выпускников общеобразовательных школ имеет целый букет заболеваний всех систем и органов. Врожденные аномалии составляют 7%, в то время как по данным ВОЗ данные показатели равны 3–4%. Данное обстоятельство – это повод задуматься о том, что ребенок может стать объектом отрицательного воздействия задолго до своего рождения, еще находясь в утробе матери. По мнению докладчика, в этой связи стоит обратить особое внимание на безопасность терапии, проводимой в отношении беременной женщины.

В своем докладе Раиса Салмаганбетовна привела результаты исследований, проведенных в разных странах, которые показали, что на сегодняшний день наблюдается тенденция увеличения потребления препаратов во время беременности: из 15 тыс. беременных в 22 странах мира 80% женщин принимают от 1 до 15 лекарственных средств одновременно. Данные ретроспективного фармакоэпидемиологического исследования, проведенного в шести городах России, свидетельствуют о том, что употребление беременными ЛС составило в среднем 11±5,3 наименований – это классический пример полипрагмазии.

Назначая беременной женщине тот или иной препарат, подчеркивает докладчик, врач должен быть уверен не только в его эффективности, но и в том, что его применение не нанесет ущерба развитию плода. Необходимо обратить особое внимание на тератогенное действие препаратов, приводящее к аномалиям развития плода (врожденные уродства). В настоящее время все ЛС проходят доклинические исследования на тератогенность. По данным литературы, 78% беременных женщин принимают лекарственные препараты, и в соответствии с этим риск тератогенного эффекта значительно возрастает. Сейчас стал использоваться новый метод изучения тератогенного эффекта – с помощью эмбриональных стволовых клеток, но широкого применения как такового он не находит.

Раиса Салмаганбетовна просит специалистов обратить внимание на то, что в инструкциях к некоторым препаратам указываются категории тератогенности: от А (слабый эффект) до Х (препараты с доказанным тератогенным эффектом). Важно обратить внимание на то, указывает докладчик, что слабый тератогенный эффект – это все же не повод для врача смело назначить такой препарат беременной женщине.

Фармаконадзор – это государственная система сбора информации и научной оценки побочных реакций с целью принятия соответствующих регуляторных мер – внесения изменений и дополнений в инструкции к ЛС о частоте возникновения побочных реакций вследствие применения препарата («часто», «очень часто», «редко», «очень редко»). Сообщение о возникновении тех или иных нежелательных реакций дает возможность изучить препарат, что позволяет при необходимости перевести его из разряда безрецептурных в рецептурный, провести дополнительные клинические исследования и т. д.

Данной проблеме уделяется достаточно серьезное внимание, подчеркивает Раиса Салмаганбетовна, и на сегодняшний день проблема фармаконадзора актуальна на мировом уровне. Большое значение при этом имеет и отношение к данной проблеме самих медиков, которые в своей практической деятельности сталкиваются с нежелательными реакциями в результате действия того или иного препарата, не указанными в инструкции. Мониторинг побочных действий лекарственных средств должен осуществляться в медицинских, фармацевтических организациях, субъектах организации здравоохранения, и все те, кто столкнулся с такими случаями, должны сообщать об этом в фармаконадзор, указав серию ЛС, его торговое наименование и производителя. Конечная цель фармаконадзора – обнаружение и предотвращение неблагоприятных реакций.

Также Раиса Салмаганбетовна просит обратить внимание на то, что наличие порой в инструкции препарата внушительного перечня побочных реакций не говорит о том, что эти события обязательно будут иметь место. Это говорит лишь о необходимости проявления бдительности при применении ЛС. Безопасных лекарств нет, есть надежные врачи и надежные производители.

О важности предгравидарной подготовки и ведения беременности рассказала в своем докладе «Предгравидарная подготовка с позиции доказательной медицины» заведующая кафедрой акушерства и гинекологии института постдипломного образования Кировской государственной медицинской академии, д. м. н. Светлана Вячеславовна Хлыбова.

Актуальной проблемой на сегодняшний день являются самопроизвольные потери беременности, достигающие 23–25% от всех зарегистрированных беременностей, а также возросшая частота преждевременных родов, врожденных пороков развития плода. Такие патологии являются причиной большого количества мертворожденных младенцев, что, безусловно, становится трагедией для семьи, особенно если речь идет о запланированной беременности.

Докладчик отметила, что проблема врожденных пороков развития – это проблема не только стран постсоветского пространства, но и европейских государств. Светлана Вячеславовна обратила внимание слушателей на данные доклада ВОЗ: в числе причин более 3 млн случаев неонатальной смертности врожденные пороки составляют 270 тыс. случаев, и весь мир ищет пути решения этой проблемы. Разумеется, частота врожденных пороков развития в различных странах весьма отличается: от довольно низких показателей (1,7 на 10 тыс. в Испании) до достаточно высоких (22,9 на 10 тыс. в Украине). Конечно, разницу в этих показателях предопределяют многие факторы: особенности питания, дефекты нервной трубки (ее формирование происходит в течение 28 дней от момента зачатия, и учитывая то, что довольно часто беременность для женщин – событие не запланированное, при первом после наступления беременности визите к специалисту порок может быть уже сформирован).

Докладчик призывает слушателей к необходимости осознания важности предгравидарной подготовки, которая, по большому счету, основывается на десяти абсолютно простых заповедях, сформулированных в свое время бразильским генетиком Эдуардо Кастилио. Так, в идеале беременная женщина должна быть молода, абсолютно здорова, ее организм должен быть в состоянии компенсировать ряд нарушений, в ее образе жизни должны отсутствовать вредные привычки, рацион питания должен быть разнообразен, женщина должна регулярно посещать
врачей и т. д.

В своем сообщении докладчик поделилась интересными наблюдениями о том, сколько супружеских пар в России обращаются к специалистам с целью получить консультативную помощь по предгравидарной подготовке. Никто не сбрасывает со счетов, упоминает Светлана Вячеславовна, то, что для этого имеются Государственные центры планирования семьи. Но что могут дать пациентке те 10–12 минут, выделенные ей на прием в этом учреждении, в которые входят беседа и осмотр? В таких условиях нет возможности определить источник возможной проблемы. На деле предгравидарную подготовку в России проходят всего лишь 4% супружеских пар.

На сегодняшний день многие женщины не только России, но и стран Европы даже не предполагают о наличии риска для беременности в силу отсутствия предгравидарной подготовки. Об этом говорят данные, полученные в результате онлайн-анкетирования 22 925 женщин, проведенного Университетской клиникой Цюриха (Швейцария): на момент опроса 58% из числа респондентов имели по крайней мере одного биологического ребенка, 38% сообщили, что первая беременность была не запланированной, 66% планировавших беременность указали на то, что прекратили использовать контрацепцию без предварительной консультации с врачом, и только 17% знали о методах профилактики дефекта нервной трубки.

Акушерам-гинекологам сегодня важно четко ориентироваться в том, какие мероприятия должны быть проведены с целью предупреждения преждевременных родов и невынашивания беременности в целом, и разъяснять женщинам, что ответственное отношение к своему здоровью играет важную роль в благоприятном исходе беременности.

Подготовила Антонина Волк