В 1987 г. Королевское Бельгийское сообщество гастроэнтерологов в содружестве с Фламандским обществом гастроэнтерологов, обществом по вопросам эндоскопии пищеварительной системы и королевскими сообществами хирургии и радиологии организовали «Бельгийскую неделю», основной целью которой стало решение главных вопросов лечения желудочно-кишечного тракта. В 2004–2005 гг. к проведению мероприятия присоединились Бельгийская ассоциация по изучению печени и группа по изучению раковых заболеваний желудочно-кишечного тракта. В 2013 г. в Бельгии прошла уже XXV неделя гастроэнтерологии, организаторами которой выступили 7 бельгийских сообществ, заинтересованных в лечении заболеваний желудочно-кишечного тракта. Участники мероприятия охватили вниманием важные вопросы лечения цирроза печени, идиопатической портальной гипертензии, гепатита, трансплантологии и др.

Группа экспертов из университетской клиники Левен, Брюссель, под руководством профессора М. Эсмата Гамиля представила доклад на тему: «Показатели эластографических изменений как предикторы исходов у пациентов с прогрессирующим обратимым заболеванием печени». В последние годы все больший интерес врачей вызывают неинвазивные методы определения фиброза и цирроза печени. В диагностике цирроза печени важную роль играет транзиторная эластография (ТЭ), но клиническая значимость данного метода остается неясной. Отсутствие данных о целесообразности использования ТЭ в мониторинге прогрессирования фиброза печени у пациентов, по словам профессора Гамиля, и послужило главной причиной проведения исследования.

В исследование включили 72 пациентов. Результаты биопсии показали отсутствие цирроза печени у 36 из них (50%); средние показатели ТЭ у пациентов без цирроза были значительно ниже, чем в группе пациентов с циррозом печени: 12,3 (12,1–15,6) против 17,6 кПа (14,1–27,6) (p=0,001). Временной интервал между проведением двух процедур составлял в среднем 29±10 мес с последующим наблюдением в течение 12±10 мес. У пациентов с летальными исходами в результате болезни печени или после трансплантации печени средний показатель ТЭ составлял 27,0 кПа (21,2–34,4). При повторных измерениях было выявлено ухудшение состояния у 9% в общей популяции и у 19% пациентов с фиброзом печени в стадии F4.

По словам профессора Гамиля, в ходе исследования был выявлен весьма широкий диапазон значений ТЭ у пациентов с циррозом. При запущенных заболеваниях печени ТЭ является достаточно чувствительным методом в обнаружении клинически важных изменений. В целом, увеличение значений ТЭ >13 кПа в течение 2 лет является значимым прогностическим маркером печеночных осложнений.
Пациенты, страдающие алкогольным гепатитом тяжелой формы, находятся в группе смертельного риска. Хотя инфекции являются наиболее частыми осложнениями при алкогольном гепатите, частота заболеваемости инвазивным аспергиллезом (ИА) и его влияние на выживаемость пациентов не известны, считает профессор Т. Густот из университетской клиники Эразме, Бельгия.

В ретроспективном исследовании «Влияние инвазивного аспергиллеза на смертность пациентов с тяжелой стадией алкогольного гепатита» анализу подверглись 82 пациента с подтвержденными биопсией случаями ИА (дискриминантная печеночно-клеточная функция >32), которые прошли 3-месячное наблюдение в период с 2006 по 2011 г.

58 пациентов, включенных в исследование, получали лечение кортикостероидами, 4 – комбинацией кортикостероиды + препараты, улучшающие микроциркуляцию крови, один пациент получал только средство для улучшения микроциркуляции, 20 участников исследования не получали какого-либо целенаправленного лечения.
В ходе исследования собирали демографические, бактериологические и терапевтические данные. Диагностика ИА основывалась на пересмотренных критериях Европейской организации по исследованию и лечению рака.

Из 40 случаев ИА классифицировался как: доказанный (n=5), вероятный (n=8) или возможный (n=1); в 17% случаев диагностировался спустя 34 дня после обнаружения алкогольного гепатита. У 10 пациентов инфекцией были поражены легкие, у 2 – ЦНС. Диссеминированная инфекция наблюдалась у 2 больных. Аспергиллез удалось изолировать у 10 пациентов: у 5 с помощью дополнительного бронхоальвеолярного лаважа; у 4 после очищения бронхов и у 1 после биопсии головного мозга. Диагностика других случаев ИА основывалась на радиологических признаках и на обнаружении галактоманнан.

Пациенты с ИА, имеющие высокие показатели билирубина, креатинина и протромбинового времени на 28-й день (p<0,01), наиболее часто госпитализируются в отделение интенсивной терапии.

12 пациентов с ИА получали кортикостероиды, из них 2 не проходили лечение алкогольного гепатита. Частота развития алкогольного гепатита, согласно шкале Lille, была одинаковой у групп пациентов отвечающих и не отвечающих на лечение кортикостероидами. Смертность в течение 3 мес была выше у пациентов с ИА (93 против 50% у пациентов без ИА, p<0,01). Мультивариантная логистическая регрессия показала, что возраст около 53 лет, показатели по шкале Lille 0,45 и наличие ИА ассоциировались с высоким риском летального исхода в течение 3 мес.

Таким образом, команда экспертов во главе с профессором Густотом подтвердила, что ИА является наиболее частым осложнением у пациентов, проходящих лечение тяжелой стадии алкогольного гепатита кортикостероидами, и указывает на высокий риск смертности.

Необходимо рекомендовать прохождение систематического скрининга, а также организовать дополнительные исследования с целью уточнения популяции с высоким риском развития ИА для организации профилактических мер и лечения грибковых инфекций, отмечает профессор Густот.
Под идиопатической портальной гипертензией (ИПГ) понимается длительная нецирротическая портальная гипертензия (НЦПГ), обусловленная повышением портального давления в связи с избыточным артериальным притоком. НЦПГ включает такие заболевания, как внепеченочная обструкция воротной вены (ВОВВ) и нецирротический портальный фиброз (НПФ). Естественный ход развития НЦПГ науке не известен. Профессор А. Кришнан из медицинского колледжа Стенли, Индия, представил свой доклад на тему: «Естественный ход развития идиопатической портальной гипертензии при отсутствии цирроза: длительное ретроспективное наблюдение».

Целью исследования явилось определение изменений в портальной венозной системе у пациентов с НЦПГ.

Начиная с 2001 г., все пациенты, у которых диагностировалось НЦПГ или ВОВВ, проходили ежегодное обследование на наличие изменений в размере печени, ее эхоструктуре, а также изменений внутри- и внепеченочной системы портальной вены. В ходе исследования учитывались демографическая специфика, печеночная проба, сопутствующие патологии, включая вирусные. Пациенты с сопутствующей патологией и циррозом печени были исключены из исследования.

В исследование вошли 34 пациента с НЦПГ (соотношение мужчин и женщин составило 1:1,8) и 30 с ВОВВ (соотношение мужчин и женщин 1,6:1). Средний возраст участников составил 24,9 и 41,2 года соответственно. За время проведения исследования у 20 из 34 участников с НЦПГ и у 16 из 30 с ВОВВ не наблюдалось прогрессирования заболевания. У остальных 14 участников группы с НЦПГ болезнь прогрессировала до стадии цирроза печени в течение 5,21 года; у 8 пациентов развились асциты (назначалось лечение диуретиками). У 14 пациентов с ВОВВ в среднем за 8,6 лет заболевание развилось до НЦПГ, у 12 из них – до цирроза печени (в среднем за 5,1 года). В целом у 40% пациентов с ВОВВ заболевание прогрессировало до цирроза печени в среднем за 13,7 лет.

В заключение ученые пришли к выводу, что ВОВВ имеет свойство прогрессировать до НЦПГ и далее до цирроза печени за 13,7 лет у определенной категории пациентов.
Результаты исследования «Повышенный сывороточный иммуноглобулин А и G у детей с пищевой аллергией после проведения трансплантации печени», проведенного специалистами университетской клиники Gent, Бельгия, представил профессор Р. де Брюн.

Ученые обнаружили проявления пищевой аллергии у 28% детей, перенесших трансплантацию печени (группа PTFA). Несмотря на четкое понимание патогенеза данного состояния, было очевидно, что иммуноглобулин Е (IgE) имел отношение к иммунопатологии. Гипергаммаглобулинемия 1 или 2 изотипов Ig наиболее часто наблюдается после проведения трансплантации печени у детей. В основном это связано с вирусом Эпштейна–Барра и, возможно, является ранним предиктором развития лимфопролиферативного заболевания.

Для получения точных данных касательно уровней сывороточного Ig при развитии пищевой аллергии после трансплантации печени эксперты сравнили показатели детей после трансплантации печени с/без признаков пищевой аллергии (n=49); пациентов после трансплантации почек (n=26); детей с пищевой аллергией (n=20); пациентов с хроническим паренхиматозным заболеванием печени (n=31) и у здоровых детей (n=83). Ни у одного пациента с пересадкой почки не развилась пищевая аллергия. Пациенты после трансплантации печени и почек проходили лечение по протоколу иммуносупрессии.

Уровни сывороточного Ig не отличались в группах с хроническими заболеваниями печени и здоровых пациентов. Как и ожидалось, IgE был выше у детей с пищевой аллергией в сравнении с контрольной группой (p<0,0001), с группой трансплантации печени (p<0,0001) и с группой пациентов после трансплантации почки (p<0,0001). IgG был выше у пациентов после трансплантации печени в сравнении с группой контроля (p=0,003), группой после пересадки почек (p=0,001) и у пациентов с/без пищевой аллергии после трансплантации (p<0,0001). Увеличение IgA идентифицировалось как в группе с пищевой аллергией, так и у пациентов после трансплантации печени, а также у пациентов с/без пищевой аллергии после трансплантации (p<0,0001).

Итоговые результаты исследования показали, что в группе пациентов с пищевой аллергией после перенесенной трансплантации печени увеличивались уровни IgE, IgA и IgG. Как отмечает профессор де Брюн, это может быть следствием нарушения мукозного барьера и нарушенной работы секреторного иммунитета. Учитывая роль секреторного IgA в толерантности к пище, эти данные могут сыграть роль в дальнейшей разгадке патогенеза пищевой аллергии после трансплантации.

Подготовила Асель Нарманбетова