Е. А. Бейсембаев, д. м. н., профессор кафедры терапии № 2 Павлодарского
филиала государственного медицинского университета г. Семей,
директор ТОО «BioTest-Optima», научно-практический центр регулирующей терапии, Б .Е. Кененбаева, к. м. н., заведующая кафедрой терапии № 1
Павлодарского филиала государственного медицинского университета г. Семей

Разработанные казахстанские стандарты диагностики и терапии различных состояний требуют серьезного пересмотра. Для примера проанализируем казахстанский «Стандарт по диагностике и лечению анафилактического шока (АШ)» (код протокола: 21-177а). Что может быть важнее правильного диагноза и лечения, когда жизнь больного буквально «висит на волоске»? Приведем с сокращениями наши замечания, отправленные в Минздрав.

Кто конкретно писал данный или другие разделы этих стандартов, не указано. Это коллективная безответственность. Хоть плохо, но описано, как оказывать помощь в стационарах, но не сказано, что делать врачам поликлиник или карет «скорой помощи». Нет рекомендаций, куда направлять больных после выведения из состояния АШ. Лечение рекомендуется в пределах 2–5 дней, когда благополучным исход АШ можно считать только через 5–7 дней после АШ, из-за опасности развития острой почечной недостаточности (ОПН) уже после выведения больного из шока. Анализ мочи больным, которым в ближайшие дни угрожает ОПН, данный документ относит к необязательным дополнительным методам обследования. Далее указано, что АШ может быть вызван «патологической реакцией на пищу», но не указано, что АШ чаще вызывают лекарства. В Великобритании около половины случаев смерти от АШ вызваны лекарствами. В этой же стране примерно 1 из 1333 жителей в течение жизни переносит АШ, т. е. проблема очень важная. «Патологическая реакция на пищу» может быть в виде изжоги, болей в животе, которые не относятся к АШ. Эксперты отнесли к АШ и «токсический эффект, обусловленный контактом с ядовитыми животными». Яды, как и любое вещество, могут вызвать АШ, но не их «токсический эффект».

Чего стоит определение: «Анафилактический шок – состояние, сопровождающееся нарушением гемодинамики, приводящим к недостаточности кровообращения и гипоксии во всех жизненно важных органах». Если человека ударят молотком по голове, то будет такая же реакция. Неужели молоток – это аллерген?

Когда составители стандартов рассматривают «факторы риска» развития АШ, то относят к ним «использование депо-препаратов» (препарат, длительно пребывающий в организме) или «наличие дерматомикозов» (поражение кожи грибами), «как источника сенсибилизации к пенициллину». Они забыли, что АШ случается при повторном контакте с аллергеном, а не на постоянно пребывающий в организме фактор. Это азы аллергологии! «Смеяться не грешно над тем, что смешно» (Н. С. Лесков).

Назвав и описав некоторые варианты течения АШ, авторы совсем забыли о других его вариантах. Стоило указать, что гемодинамический АШ напоминает клинику инфаркта миокарда. Это бы предупредило диагностические ошибки. Среднюю степень тяжести АШ авторы характеризуют «развернутой клинической картиной: … Кожные покровы холодные, покрыты липким потом, цианоз губ, зрачки расширены. Нередко отмечается появление судорог. Пульс нитевидный или не определяется. Артериальное давление не определяется. Могут отмечаться непроизвольное мочеиспускание и дефекация, пена в углу рта». Ничего себе состояние средней степени тяжести! Это крайне тяжелое состояние! Опираясь на такие стандарты диагностики, врачей обвинят в том, что они не спасли больного в состоянии средней тяжести. Как авторы описывают легкую степень тяжести АШ, мы уж и приводить не будем.

Самое главное – надо выяснить аллерген, вызвавший АШ, чтобы с ним больше не контактировать. Такой задачи эксперты перед врачом не ставят. Консультацию аллерголога тоже не рекомендуют. Почему никто не критикует такие стандарты?

В разделе лечения АШ эксперты рекомендуют: «Ввести 1,0 мл 0,18% раствора эпинефрина на 0,9% растворе хлорида натрия. Повторное введение эпинефрина осуществляется с интервалом в 3–5 минут». Сколько раз можно повторить, чтобы не было передозировки? На какие клинические признаки ориентироваться, чтобы вводить адреналин? Эпинефрин – это адреналин. Надо давать названия, принятые у нас. Представьте врача, который ищет эпинефрин и не находит его в экстренной ситуации. Доза адреналина должна быть в 2–3 раза меньше, иначе будет кардиотонический эффект со спазмом сосудов. «Не надо погонять загнанную лошадь». Повторение адреналина через короткие промежутки – это тем более передозировка, не говоря уже о первой дозе. Коллектив авторов в статье «Анафилактические реакции и их лечение» в солидном научном журнале «Терапевтический архив» (том 77, 2005, № 3, с. 72–74) сообщает: 10% больных АШ погибли от передозировки адреналина! Им, очевидно, повторяли инъекции адреналина через каждые 3–5 минут согласно инструкции. Каждого десятого больного АШ убивают согласно инструкции по лечению АШ? Эти же авторы сообщают: «51 пациент (32,7%) был лечен неправильно. Им не был введен адреналин». Очень ответственное заявление. Лучше «неправильно» лечиться и остаться живым, чем попасть в число передозированных. Совсем как у А. С. Пушкина: «Я ускользнул от Эскулапа худой, обритый, но живой».

Процитируем американских специалистов: «Целесообразность применения адреналина оценивают индивидуально, поскольку при ишемической болезни сердца, атеросклерозе сосудов головного мозга, а также у пожилых часто наблюдаются побочные эффекты адреналина» (Г. Лолор-младший, Г. Розенблатт. Анафилактические реакции. «Клиническая иммунология и аллергология». Под ред. Г. Лолора-младшего и соавторов, 2000). Не всем, значит, надо вводить адреналин. Но, как видно, экспертам «голос истины противен слуху» (Лаоцзы). Добавим, что адреналин противопоказан при наличии признаков рефрактерности бета-2-адренорецепторов: длительность удушья более 4 часов; сведения о злоупотреблении адреномиметиками (например, бесконтрольные ингаляции беротека); побочные явления от адреномиметиков в прошлом; гормонозависимость.

Далее эксперты рекомендуют: «Обколоть место внутримышечной, подкожной или внутрикожной инъекции 0,5 мл 0,18% раствора эпинефрина». Зачем обкалывать, если тяжесть АШ не зависит от дозы аллергена? Бессмысленная трата драгоценного времени. У больного сосуды спазмированы и аллерген и так не всасывается. Авторы стремятся к передозировке?

Нам пришлось лечить 5 больных с АШ. По нашему опыту, больной с АШ, как правило, не ваш больной, у него нет возможности выяснить, есть ли у него противопоказания к адреналину, а помощь надо оказывать срочно. Поэтому лучше немедленно вводить внутривенно глюкокортикостероиды (ГКС) и растворы, корригирующие ацидоз и венозный возврат крови в сердце, а затем подумать о введении адреналина. Когда мы первый раз оказывали помощь больному с АШ, мы сразу ввели ГКС и растворы, что привело к улучшению состояния больного, когда введение адреналина стало ненужным. В последующих случаях мы также не вводили адреналин. Всех больных спасли. В Швейцарском журнале реаниматологии предлагалось при АШ вводить только растворы без адреналина и ГКС. Мы полагаем, что ГКС и адреналин в определенных случаях необходимы.

В пункте 3 составители стандартов рекомендуют вводить ГКС внутривенно на 0,9% растворе хлорида натрия и внутримышечно. Зачем внутримышечно, если ввели внутривенно? Далее они пишут: «Повторное введение ГКС осуществляют с интервалом в 4 часа». Неужели надо ждать 4 часа? Не лучше ли повторить введение ГКС через более короткие промежутки времени, если состояние больного ухудшается или не улучшается? Какой больной дождется следующей дозы ГКС через 4 часа?

Во всех инструкциях рекомендуют вводить или 5% глюкозу, или 0,9% хлористый натрий. Это кислые растворы. Они усугубят ацидоз. Только при остановке сердца они рекомендуют ввести гидрокарбонат натрия внутрисердечно для коррекции ацидоза! Зачем же ждать остановки сердца? Следовало указать, что патологический тип дыхания – уже бесспорное показание к введению щелочных растворов внутривенно. Но лучше не ждать нарушения дыхания, а сразу корригировать ацидоз.

Например, нас вызвали на консультацию в инфекционное отделение. Там мы увидели агонирующего ребенка с патологическим прерывистым типом дыхания с большими паузами. У ребенка была печеночная кома от вирусного гепатита В. Поэтому ему много капали кислых растворов. Так рекомендуется в стандартах лечения печеночной комы. От назначенной нами капельницы с гидрокарбонатом натрия у ребенка сразу улучшилось дыхание. Он вышел из агонального состояния за несколько минут. Затем он вышел из комы и у него не было никаких остаточных явлений от перенесенного гепатита. А мог погибнуть от ацидоза, благодаря стандартам терапии.

Если вводить адреналин и гидрокарбонат натрия внутрисердечно, то какой иглой можно достать до сердца? Где описание техники введения лекарств? Где в перечне инструментария эти иглы? «Было гладко на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить!» (Л. Н. Толстой).

Не лучше рекомендации из других стран. Коллектив авторов в журнале «Терапевтический архив» (2005, № 3, с. 72–74) рекомендует: «При отеке гортани необходима неотложная интубация, крикотиротомия или трахеостомия», т. е. сразу ножичком по шее с доступом в гортань или в трахею. Sancta simplicitas! (лат. Святая простота!). Если слова «пока лечился» написать слитно, получится «покалечился». После интубации или без нее отек снимут ГКС, а если они не помогают, надо вводить внутривенно аминокапроновую кислоту. После нее необходимости в операции не возникнет! Объяснения смотрите ниже при описании наследственного и приобретенного ангионевротического отека. Эксперты такое состояние в стандартах даже не приводят. Сколько больных погибло из-за этого? «Истина не терпит отсрочек» (Л. А. Сенека).

Н1-антагонисты (димедрол и др.) не стоит вводить немедленно. Их применяют после восстановления показателей кровообращения. Они не оказывают быстрого действия и не являются средством спасения жизни. Они больше предназначены для предупреждения аллергической сыпи. Кроме того, димедрол сам является либератором гистамина и лучше вводить любой другой Н1-блокатор, но только не димедрол. Он может усилить аллергическую реакцию, он часто ее вызывает сам по себе. Эксперты указывают только его, как будто нет других Н1-блокаторов.

Анафилактоидный шок, т. е. псевдоаллергическую реакцию, стандарты вообще не рассматривают! Коллектив авторов в своей журнальной статье (Тер. архив, 2005) путает понятия анафилактической и анафилактоидной реакции. Если в стационаре дважды повторился шок, то это псевдоаллергия, т. е. анафилактоидный шок. АШ ведет к иммунологическому параличу, когда больной некоторое время не реагирует на аллерген. Повторный АШ один за другим невозможен. Как в таком солидном журнале могли опубликовать такую статью? Весь ужас ситуации в том, что кто-нибудь из врачей будет лечить по таким стандартам. Стоит согласиться с мнением Б.Е. Вотчала, что самым большим недостатком фармакотерапии является шаблон (Б.Е. Вотчал. «Очерки клинической фармакологии», М.: Медицина 1965). Ужасно, что врач может быть привлечен к ответственности согласно Кодексу Республики Казахстан «Об администативных правонарушениях», принятому 30 января 2001 г., по статье № 85 «за несоблюдение порядка и стандартов оказания медицинской помощи». Поэтому врачу, который придерживается стандартов, проще. Он всегда юридически прав, хотя он нарушает основной принцип медицины «Primum non nocere» (лат. «Во-первых, не навреди!»). Этот странный закон объявляет Казахстан единственной страной в мире, запрещающей гомеопатию, иглорефлексотерапию и другие подобные методы лечения. Другие законы, противоречащие им, официально признают гомеопатические методы лечения. У нас стандарты и законы, похоже, пишут очень слабые студенты.

Наследственный ангионевротический отек проявляется в раннем возрасте, приобретенный – позже. Отек напоминает аллергический, но не сопровождается зудом и крапивницей. Возможно сочетание отека с обильной секрецией. Дифференцировать наследственный и приобретенный ангионевротический отек (НиПАО) с аллергическим несложно. Аллергический отек – это «большая крапивница» с зудом.

К НиПАО приводит дефицит ингибиторов компонентов комплемента. Дефицит ингибитора запускает целый каскад активации системы комплемента (СК), что приводит к обильной секреции на слизистых (обильный насморк, обильная мокрота, обильные выделения и т. д.) или в тканях (отеки различных локализаций). Если у человека насморк сопровождается болью, то это от простагландинов (ПГ) – тканевых гормонов. Ингибиторы ПГ – аспирин и другие препараты этой группы, в подобных случаях и насморк у таких больных облегчат, и боль снимут. Если обильный насморк сопровождается зудом в носу, то надо лечить аллергию. Если же обильный насморк не сопровождается ни болью, ни зудом, то поможет закапывание в нос аминокапроновой кислоты (АКК). Только в инструкции к препарату о таком применении препарата нет ни слова. Об этом мы пишем в учебнике «Клиническая иммунология и аллергология», изданном нами в 2005 г. Экстренно лучше АКК, только когда есть отек и обильные выделения без зуда и боли. Предупредить НиПАО поможет разработанный нами гомаккорд ириса, снимающий гипеактивацию комплемента и гиперсекрецию ферментов (Инновационный Патент РК № 22649 «Способ лечения хронической обструктивной болезни легких». Бюллетень изобретений и открытий РК № 7 от 15.07.2010 по заявке 2009/0762.1 от 8.06.2009).

Активация комплемента у таких больных может быть спровоцирована механической травмой (например, хирургической операцией), эмоциями, обострением хронической инфекции, но может развиваться без всякого заметного внешнего повода. Нам приходилось наблюдать рецидивы НиПАО на фоне рецидивирующего ларингита, обструктивной болезни легких. Клинические проявления этого состояния связаны с тем, что в результате бесконтрольной активации СК возникают расстройства микроциркуляции той или иной локализации. Врачи плохо распознают данное состояние, и это нередко приводит к летальным исходам, особенно если отек локализуется в гортани. НиПАО резистентен к терапии ГКС и Н1-блокаторами, которые эффективны при аллергическом ангионевротическом отеке. Лечебное действие оказывают АКК и анаболические стероиды, которые подавляют активацию комплемента и активируют образование С1-ингибитора. Заболевание излечивается с помощью С1-ингибитора или гомаккорда ириса.

Иммунные комплексы (ИК), отложившиеся в тканях, также могут активировать СК и вызывать аллергические расстройства или НиПАО. Диагностика здесь основывается на клинических признаках ИК патологии (телеангиэктазии, акцентуация капиллярной сети, поражение различных органов, где преимущественно поражается сосудистая сеть).

Мы также наблюдали, что у части больных механизм развития отека может быть комбинированным (наследственный + аллергический, аллергический + псевдоаллергический, иммунокомплексный + приобретенный, иммунокомплексный + аллергический, наследственный + иммунокомплексный + псевдоаллергический и т. п.). В таких случаях применение определенной терапии (Н1-блокаторы + глюкокортикостероиды, АКК + анаболические гормоны, антиоксиданты + плазмаферез и т. д.) дает лишь частичное улучшение, но полного эффекта удается добиться лишь назначая комбинированную терапию. Отек в дыхательных путях снимается ингаляциями 5% раствора АКК. Кратность и продолжительность курса лечения ингаляциями определяется индивидуально по эффекту лечения. Устранение причин гиперактивации комлемента предотвращает рецидивы заболевания. Склонность к гиперактивации комплемента снимает гомаккорд ириса, который принимают после каждого приема пищи.

Приведем историю болезни с НиПАО, в которой применение АКК не по инструкции спасло жизнь больной.

Больная С., 16 лет, с диагнозом бронхиальная астма 3 дня находилась на искусственной вентиляции легких. Наслоилась пневмония. Заведующий реанимационным отделением сказал, что астматики не выживают, если 3 дня находятся на управляемом дыхании. Кроме того, он пожаловался, что они не успевают чистить дыхательную трубку, так как она быстро забивается обильно отделяемой мокротой. Последняя реплика позволила подумать, что у больной не астма, а НиПАО, для которого характерно обильное образование мокроты. Внутривенно капельно был введен 5% раствор АКК. Состояние больной мгновенно улучшилось, и ее сразу после капельницы сняли с аппарата искусственного дыхания. У больной в анамнезе частые рецидивы НиПАО ранее с локализацией в гортани или на предплечье.

«Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного» (Л.Н. Толстой). При лечении НиПАО помогает только АКК, хоть в инструкции к препарату таких показаний нет. Они есть в мировой научной литературе. Аналогичен в таких случаях и отек легочной ткани. АКК быстро улучшает состояние больных, прекращает отделение обильной мокроты, быстро убирает отек и тень в легком при рентгенографии.

Больной получал лечение по поводу пневмонии. На фоне антибиотикотерапии исчезла лихорадка, интоксикация, но мокрота стала отделяться в большом количестве. При повторной рентгенографии тень в легком не уменьшилась, а увеличилась. Обычная тактика лечения свелась бы к назначению других антибиотиков, но антибактериальная терапия была достаточно эффективна, так как снизилась температура, исчезла интоксикация. Ввиду этого был диагностирована гиперактивация СК, проявляющаяся обильным отделением мокроты и отеком легочной ткани. АКК улучшила состояние больного, прекратилось отделение мокроты, исчезла тень в легком.

Может быть, другие стандарты лучше? В стандартах лечения многих состояний эксперты рекомендуют антибиотики (это грибок) назначать вместе с противогрибковым препаратом. Часто ферментные препараты (креон и другие) назначают одновременно с антиферментным препаратом (контрикал). Зачем же назначать два препарата, из которых один будет делать все, чтобы не подействовал другой? Ферменты, принятые внутрь, попадают в кровь, не теряя своей фармакологической активности. Об этом сообщается в методическом руководстве для врачей от коллектива авторов под редакцией главного терапевта МО РФ профессора А.Л. Ракова (2006). Там они будут инактивированы контрикалом.

Часто больным с остеопорозом (разрежением костной ткани, приводящим к переломам костей) и при аллергии назначают препараты кальция и одновременно циннаризин для улучшения кровообращения или для блокирования аллергических механизмов. Но циннаризин блокирует кальциевые каналы клеток, чтобы кальций не усваивался! Блокаторы кальциевых каналов вместе с алкоголем или грейпфрутовым соком могут вызвать резкое расширение сосудов с падением артериального давления, вплоть до коллапса. «Научная» медицина трактует повышение плотности костей от приема кальция как «улучшение». На самом деле это повышение хрупкости костей. Фармкомпании такие исследования ученых игнорируют. Для них выгоднее, чтобы больные принимали препараты до развития переломов. Избыточный прием витамина D подавляет иммунитет. Дефицит витамина D приводит к рахиту, искривлению скелета детей. Развитие дефицита витамина D зимой имеет и большую пользу. Меньше усваивается кальций и кости становятся более мягкими и менее хрупкими (Б. Келер, «Опасность для здоровья недостатка витамина D – правда или миф?», ХХ Международная конференция «Теоретические и клинические аспекты применения биорезонансной и мультирезонансной терапии». Часть I. 2014, с. 294–303). Ведь зимой скользко и больше вероятности заработать перелом. В этой связи удивляет постоянная реклама препаратов кальция и витамина D. Опять необходима индивидуальная золотая середина. Витамин D синтезируется из холестерина, поэтому детям вегетарианство вредно.

Когда при ранении американским солдатам вовремя не могла быть оказана помощь, защитное влияние гипотонии и гипотермии спасало их, способствовало тромбированию сосудов и остановке кровотечения. «Своевременное» оказание помощи с компенсацией кровопотерь способствовало возобновлению кровотечений и гибели раненых. Агрессивность неправильного лечения потрясает. Когда мы консультируем больных, то трудно понять, почему больной тяжелый? Или он действительно тяжело болен, или тяжело болен, так как получает много лекарственных препаратов. Никто не изучал их совместимость.

Врачи любят назначать кавинтон, так как он усиливает кровоток в головном мозге. Но в инструкции к препарату не указано, что при затруднении оттока венозной крови и ликвора от головного мозга он повышает внутричерепное давление, усиливает головные боли и головокружения, гидроцефалию, нарушает сон, учащает судороги. Медицина рекомендует назначать кавинтон, когда он противопоказан. Особенно его нельзя назначать, если ухудшение самочувствия или головные боли появляются от тепла и влажного воздуха, т. е. в бане. Показаны гомеопатические препараты гамамелис, вератрум вириде, снимающие венозный застой.

Наука признает, что нельзя одновременно с другими лекарствами принимать сорбенты (пектины, глины, активированный уголь, морские водоросли и т. п.). Сорбенты свяжут лекарства и не дадут им всосаться. В то же время всегда указывается, что определенные лекарства необходимо принимать во время или после еды. Но не учитывается, что не следует в ближайшие 1–1,5 часа до или после приема лекарств употреблять в пищу фрукты или морскую капусту. Любой фрукт содержит пектины. Они связывают лекарство и не дают ему всосаться. Все может быть правильно назначено, но любитель фруктов может превратить лечение в пустышку, заедая все лекарства яблоками. А потом приходит к врачу и говорит, что лечение не помогает. Так мы объясняем, почему результаты лечения вегетарианцев оказались хуже, чем у мясоедов. «Все так делают» (Л.Н. Толстой). Болеутоляющие и противовоспалительные лекарства, включая аспирин, диклофенак и другие, иногда просто губительны. Только в Великобритании от последствий приема противовоспалительных средств ежегодно умирает 4000 (!) человек, а десятки тысяч попадают в больницы (Э. Шротт, В. Шахингер, 1998). Наблюдается тенденция перехода к назначению марихуаны с целью обезболивания. Получается, наркотик менее вреден, чем обезболивающие средства. Гомеопатические методы снятия боли эксперты от медицины не знают.

Нестероиды индуцируют воспаление тонкого кишечника у 40–70% больных их принимающих (N. Davies et al., J. Pharm. Sci., 2000). Эта энтеропатия протекает с угрожающими жизни осложнениями в виде кровотечений, перфораций и непроходимости кишечника (Е.Л. Насонов и соавт., 2006, Тер. архив, № 5, 2012). Поэтому не рискуйте своей жизнью, принимая нестероиды без явной необходимости. Кроме того, аспирин применяют при сердечно-сосудистых заболеваниях для уменьшения свертываемости крови, но возможно повышение агрегации тромбоцитов на фоне его приема с усилением свертывания крови, что уже смертельно опасно. Аспирин может содержаться в маринованных огурцах и помидорах.

Диклофенак – нестероид, который любят назначать врачи, и он снимает боли в суставах. Поскольку в Индии коровы умирают своей смертью, то от болей в суставах им дают диклофенак. В туше всех умерших коров есть диклофенак. Их съедают грифы – птицы-падальщики. Отмечена массовая гибель птиц. Количество птиц в Индии уменьшилось на 99%. Вот такая экологическая катастрофа от диклофенака. Его ревматики употребляют в огромных дозах. Он улучшает качество жизни в данный момент, но прогностически плохо влияет на больных. Ревматики просто пропитаны нестероидами. Внутрисуставное введение стероидных гормонов ведет к моментальному «улучшению», так как подавляется воспалительная реакция, а при повторении «лечебных» процедур развивается асептический некроз костей. Поэтому лучше меньше лечиться. Организм сам лучше знает, как надо восстанавливаться. Слово «асептический» означает, что разрушение костей идет не от инфекций, а от лекарств. Кости разрушают фтористые зубные пасты и гормональное мясо с антибиотиками. Последние повреждают ростковые зоны костей.

Врачам легко назначать многочисленные лекарственные средства. Этого требуют стандарты терапии. Ужасают последствия таких действий. Покупая дорогие лекарства, пациенты психологически уже не могут от них отказаться, даже если понимают, что они не только не помогают, но и вредят. Примеры на эту тему можно приводить бесконечно долго. Когда в Израиле бастовали врачи и оказывалась только неотложная помощь, смертность в стране сразу уменьшилась. «Глупо, как факт!» (М. Горький). «Результаты всегда говорят нам больше, чем слова» (Р. Шарма). Как писал И.А. Крылов: «Баснь эту можно бы и боле пояснить – / Да чтоб гусей не раздразнить».

Не знаем, кто придумал правило «Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу». Поскольку максимальная активность работы желудочно-кишечного приходится на ночь, начиная с 23 часов, не лучше ли ужин сьесть самому? Ученые Израиля показали, что есть мучное на ночь полезно. Мусульманский пост с поеданием мяса и мучного после захода солнца полезен. Он полезен, например, при сахарном диабете. Это показали те же ученые из Израиля. В священных писаниях нет ни одной глупости, чего не скажешь о многих «трудах» ученых. Поль Брэгг вообще никогда не завтракал. Он считал, что завтрак человек должен еще заработать физическим трудом, чтобы возместить потраченную энергию, а не потреблять пищу авансом за будущие нагрузки. Хищники выходят на охоту на ночь глядя, а затем после пиршества отдыхают. Диетологи считают себя умнее самой природы? Вегетарианцам надо есть пищу весь день, как это делают травоядные, а мясоедам – на ночь. Наши предки весь день пасли скот. Им некогда было даже поесть. Поэтому наедались на ночь глядя. Кто скажет, что они поступали неправильно? Стоит ли ломать веками выработанные стереотипы? Чтобы похудеть, на ночь есть не вредно, если не есть днем. После мусульманского поста у людей отмечается снижение первоначально повышенной массы тела. Чтобы поправиться, может быть, надо поступить наоборот? Ведь все люди разные. Научные работники пытаются всех людей подогнать под прокрустово ложе своих требований, забывая, что все люди разные. Они уподобились разбойнику с кличкой Прокруст, который укладывал всех на свое ложе. Тем, для кого ложе было коротко, он обрубал ноги, а у тех, для кого оно было слишком длинно, он ноги растягивал. Прокруст с греческого означает «растягивающий».

Ф. Т. Рузвельт говорил: «Мы не должны бояться ничего, кроме страха». Но как не бояться за больных и врачей? Беда, что стандарты могут писать теоретики, которые уже забыли, как лечить больных. Как-то к полету Сталину представили два самолета. Первый самолет для вождя должен был пилотировать генерал, Герой Советского Союза. Во втором самолете для свиты пилотом был молодой лейтенант. Сталин сказал, что полетит с лейтенантом, так как он чаще летает.