Н. Б. Аскаргалиева, магистр социальных наук, психолог Научного центра
педиатрии и детской хирургии, г. Алматы

Психологическая помощь онкологическим больным детям и их родителям является необходимой и обязательной в условиях стационарного лечения в Научном центре педиатрии и детской хирургии. В нашем Центре важно понимание, что успех лечения на всех этапах зависит и от правильно выбранных высококвалифицированных, высокотехнологических методов, и от системы по уходу и поддержке пациентов, включая работу психолога-онколога.

Сложно, когда диагноз рак объявляется ребенку, – это удар судьбы, трагедия для всей семьи – «болеет ребенок – болеет вся семья». Первая реакция родителей на диагноз – это шок, отрицание, они не могут поверить в случившееся. Родители начинают предпринимать решительные действия: ходят от врача к врачу, от профессора к профессору, некоторые устремляются за помощью к экстрасенсам, магам, колдунам, и вследствие этих действий теряют драгоценное время. На этой стадии и родители, и дети ощущают беспокойство, тревогу, иногда полную беспомощность и безнадежность, чувство страха перед плохим исходом болезни, их посещают мысли о неизбежной скорой и мучительной смерти.

С таким набором чувств дети с родителями поступают в стационар. В Научном центре педиатрии и детской хирургии существует хорошая традиция, во время первичного осмотра пациента при поступлении на лечение участвуют заведующий отделением, врач-онколог и психолог. Этим самым подчеркивается важность коммуникации врач – психолог – пациент на всех этапах лечения.

Задача психолога-онколога при этом заключается в том, чтобы снизить интенсивность волнений и переживаний, как у ребенка, так и у сопровождающего его родителя. Необходимо настроить их на готовность начать лечение, убедить их, что именно от их настроя, от правильной оценки своих возможностей будет зависеть процесс выздоровления. Наиболее важным здесь является установление доброжелательных, доверительных отношений между родителями и лечащими врачами их детей.

В первую очередь важно знать, что дети с онкологическим заболеванием испытывают очень серьезные психические изменения, которые выражаются на когнитивном и эмоциональном уровнях:
— на когнитивном уровне – осознание вероятности смерти,
— на эмоциональном уровне – депрессивное состояние, которое возникает вследствие осознания вероятности смерти.

Такое осознание возникает из-за того, что:
— слово рак подразумевает для них непременный фатальный исход заболевания и непереносимые условия дальнейшей жизни,
— факт наличия злокачественной опухоли приводит к мысли о предстоящей операции, о возможных калечащих последствиях (ампутации конечностей и частей тела), о возможной гибели во время операции и отсутствии при этом каких-либо гарантий остаться в живых, т. е. нет веры в полное выздоровление и др.

Для этого в Центре мы применяем индивидуальные и групповые формы работы. Цели у этих форм различны. Индивидуальная работа направлена на снятие напряжения, коррекцию страхов, преодоление негативных эмоций. Групповые занятия направлены на то, чтобы научить сдерживать эмоции, контактировать, конструктивно взаимодействовать.

Широко применяются методы арт-терапии, которые помогают в творческой форме выразить негативные эмоции (боль, страх, агрессию, гнев, обиду). Это называется «контейнированием» эмоций. При помощи арт-терапии (сочинение сказок, лепка, рисование, вязание, куклотерапия и др.) достигаются:
— эффект релаксации – после творческого действия ребенок становится спокойнее,
— самоактуализация – посредством творческого акта ребенок самовыражается, реализует свои возможности,
— развивающая роль – сеансы арт-терапии способствуют гармоничному развитию личности ребенка.

Ребенок одновременно получает удовольствие от занятий, раскрывает творческие способности, находится в центре внимания взрослого и таким образом преодолевает психологические трудности, с помощью этого меняет свою психологическую реальность.

В нашем Центре есть кабинет для проведения музыкальной терапии, песнопения и релаксации. Для музыкальной терапии важно, чтобы мелодия оказывала успокаивающее воздействие. Мы подбираем классическую музыку (Бетховен, Шопен, вальсы Штрауса, а также инструментальные композиции Эннио Морриконе и Поля Мориа). При песнопении под караоке каждый выбирает себе песню; исполнив ее, делится своими чувствами.

Также психологи, при поддержке волонтеров, организовывают встречи детей со спортсменами-параолимпийцами с целью показать, что при любых лишениях человек может продолжать жить полноценной жизнью.

Родственники-опекуны (чаще всего мамы, но в нашем Центре также много и пап, а также бабушек и дедушек, сестер и братьев) тоже нуждаются в индивидуальной помощи психолога. Некоторые из них испытывают трудно скрываемый гнев от чувства бессилия и невозможности контроля над ситуацией. Обычно они испытывают чувство вины и ощущение, как будто они что-то сделали в жизни неправильно. Эти чувства усиливаются тем, что у детей с началом заболевания появляется агрессивное, раздражительное, деспотичное поведение, они демонстративно отказываются подчиняться взрослым, не разрешают им находиться в палате, игнорируют интересы семьи, подчиняют родственников-опекунов обслуживанию «себя и болезни».

Помимо индивидуальной терапии родственникам-опекунам в нашем центре оказывается и групповая поддержка, проводятся тренинги. Объединение их в психотерапевтические группы способствует охвату достаточно большого количества людей. Цель тренингов для родственников-опекунов – эмоциональная поддержка, привлечение внимания к самим себе, избавление от чувства вины, повышенной тревожности, возможность общения и обмена мнениями. Но самое главное – это помочь им обрести реалистичное отношение к ребенку и к самим себе.

Посещение групп поддержки онкологических больных детьми и родственниками-опекунами строится на добровольной основе. Каждый из них имеет право решать сам – общаться ли ему с другими участниками группы. Мы не должны мешать им. Наш принцип – «мост к человеку должен строиться от него, а не от себя».

Наша задача – позволить нашим пациентам каждую секунду любить жизнь и радоваться каждому прожитому дню. Только он знает, как болезнь, которую он перенес, заставила его посмотреть на многие вещи по-другому. Наша задача предложить ему поддержку, дать почувствовать ее, помочь укрепить его дух, позволить ему продолжать бороться и наслаждаться жизнью! Важно, чтобы он знал: «Малыш, мы с тобой, ты не одинок».

Таким образом, на чередующихся этапах лечения перед врачами и родственниками стоит сложнейшая задача определить степень готовности пациента к принятию тяжелой для него информации и постараться смягчить психологический удар. Поэтому, прежде чем начать нелегкий разговор, для страховки нужен «ассистент», в качестве которого в Центре выступает психолог-онколог. Психолог-онколог возьмет на себя часть ответственности, он обучен и подготовлен, и в необходимый момент может дополнить основного говорящего. Роль психолога-онколога нужна как своеобразный «громоотвод».

Психологу необходимо провести психодиагностику пациента, скорректировать тактику психотерапии, сформировать методы и оказать ребенку своевременную психологическую помощь. Консультации психологом-онкологом проводятся до операции и после. Во время проведения операции ребенку родителям оказывается психологическая поддержка. Психологическая помощь будет играть роль вспомогательного поддерживающего метода, который поможет активизировать и увеличить психологические ресурсы ребенка, сосредоточить их на борьбу с болезнью и направить на повышение показателей качества жизни. Работа психолога должна быть направлена на возвращение «вкуса жизни», на помощь ребенку иначе посмотреть на болезнь.