А. Ю. Гаспарян, ассоциированный профессор медицины отделения ревматологии и исследований и разработок учебного центра Университета Бирмингема, Великобритания, член президиума Европейской ассоциации научных редакторов, член российского экспертного совета при Министерстве науки и образования Российской Федерации, визитинг-профессор, Казахский национальный медицинский университет им. С. Д. Асфендиярова

По правилам живите Пендльтона 
Относитесь хорошо ко всем 
Никогда не повышайте тона 
Нет войны пока у ваших стен 
А. С. Сейсенбаев

Время летит неимоверно. С годами жизнь ускоряет свои темпы. Встречи с родными, близкими и просто знакомыми людьми становятся мимолетными. Что же остается от всего этого? Меняемся ли мы в лучшую сторону? Передаем ли другим свою положительную энергетику?

За прошедшие несколько лет мне довелось встретиться и подружиться со многими интересными людьми, выдающимися специалистами в различных областях науки и блистательными личностями. Среди них – Аскар Шакенович Сейсенбаев, или Асан Озге. Это – человек-легенда, яркая звезда на небосводе мировой науки и явление в истории и общественной жизни Казахстана и Центральной Азии.

Он был известен многим как врач от Бога, специалист широкого профиля, ученый, педагог и научный редактор. Сотням и тысячам своих пациентов он подарил радость жизни, вылечил от многих недугов и вернул полноценную общественную деятельность. Благодаря его академической работе были заложены принципы оказания первичной медико-санитарной помощи в рамках внедрения семейной медицины в Казахстане. Организационная деятельность в области ревматологии послужила повышению престижа этой сравнительно новой специальности и налаживанию ревматологической службы в Казахстане. Как общественный деятель он отличился организацией Первого центральноазиатского конгресса ревматологов (2007) и Первого евразийского семинара по научному редактированию (2011). Это два крупнейших знаковых мероприятия, которые определили развитие науки и образования в регионе на долгие годы. Будучи редактором научных журналов издательства «Здравоохранение Казахстана», он способствовал формированию научно-доказательной базы во всем центральноазиатском регионе. Он был также известен как публицист («Чехов из Алматы»). Его произведение «Возвращение к жизни» (2003) – автобиографические заметки, рассказы и поэтические раскладки о сущности бытия, доброте и душевности – яркий пример служения людям и гуманизма, которого многим, в том числе и врачам, не хватает. И, наконец, он был композитором и автором многих песен и гимнов. Его последний клип – «Живите по правилам Пендльтона», записанный за несколько месяцев до его безвременной кончины, является напутствием всем его близким, родным, друзьям, любимым и ученикам и напоминанием о скоротечности нашей жизни. Счастлив тот, кто успеет сделать многое и оставит добрую память. Асеке удалось это!

Мое знакомство с Асеке началось с 2011 г. В июне 2011 г. мне посчастливилось принять участие в Европейском ревматологическом конгрессе в Лондоне, который собрал более 16 тысяч специалистов со всего мира. Это крупнейший европейский конгресс за всю историю ревматологии. Обсуждались ключевые вопросы клиники, диагностики и лечения ревматологических заболеваний. Приглашены были корифеи ревматологии и иммунологии, главные специалисты и редакторы крупнейших научных журналов. Я был приглашен как редактор Лондонского журнала и принял участие в специально организованной сессии по написанию статей для индексируемых журналов. Конгресс прошел эффективно, было множество полезных лекций, дискуссий, официальных и дружественных встреч. В последний день моего участия в конгрессе в павильоне фармацевтических фирм я встретился с моими бывшими коллегами из России и Центральной Азии, которые всегда активно и в большом количестве участвуют на крупных международных форумах и конгрессах. Среди собравшихся был и Асеке, который активно заинтересовался тем, как я перебрался в Англию, как стал читать лекции на английском языке, как консультировал больных и, самое главное, как стал редактором англоязычного журнала. Рассказать про все было невозможно. Нам оставалось всего несколько часов до конца конгресса. Да и непонятно было, зачем ему все это нужно. За несколько минут Аскар Шакенович успел представить себя как ревматолога, профессора кафедры, научного автора и… члена джаз-банда «Лимонадный Джо», который был в свое время в Семипалатинске. Мы также обменялись мнениями о том, как можно повысить качество научных журналов и индексировать их. Разговор, в частности, зашел о базе данных Scopus. Напоследок мы обменялись адресами электронной почты и разошлись.

По прошествии нескольких дней, на мое удивление, я получил неожиданное предложение от Аскара Шакеновича начать долгосрочное сотрудничество для повышения качества и продвижения казахских научных журналов. Ему импонировало мое владение английским и русским языками, а также то, какой путь я прошел от обычного врача до редактора. Как оказалось, у нас было много общего в плане работы в области семейной и научно-доказательной медицины, общей терапии и ревматологии. Мы оба прошли через перипетии кафедральной работы и стали редакторами, осознав значимость научных журналов для континуума науки, образования и практики.

Было решено провести Первый евразийский семинар по научному редактированию в июле 2011 г. и собрать всех главных и ответственных редакторов медицинских журналов Алматы. Многие из них были директорами и главными врачами медицинских центров Алматы. Поддержку в проведении семинара согласилась оказать вновь создающаяся Академия клинической и фундаментальной медицины, возглавляемая академиком РАН и РАМН профессором Талгатом Муминовым – давним другом Аскара Шакеновича, высококультурным и образованным человеком, одним из немногих, кто, со слов Асеке, читал Шекспира.

Семинар прошел эффективно, в том плане, что удалось собрать многих редакторов, представить новое в научном редактировании, осветить основные проблемы этических публикаций в регионе и расчертить план дальнейшего сотрудничества. В рамках семинара Асеке с гордостью представлял свои журналы, в частности «Медицина» и «Conslium», в которых публиковали свои труды кандидаты и доктора наук, в том числе и его ученики.

После семинара Аскар Шакенович организовал визиты в различные учебные и клинические центры, где работали его ученики. С особой гордостью он отзывался о Галымжане Тогизбаеве – кардиологе, ревматологе, докторе наук и генеральном директоре Центра артритов, который под его началом опубликовал множество отличных статей и успел защитить докторскую диссертацию в 2010 г. Нам так же удалось побывать в Институте кардиологии и внутренних болезней, где Асеке долгие годы консультировал как профессор и был незаменим.

В мой первый же визит в Алматы Асеке познакомил меня с руководимым им коллективом издательства «Здравоохранение Казахстана». Меня изумила та колоссальная научная, информационная и издательская работа, которая проводилась Аскаром Шакеновичем и его редакторами. Наряду с научными и научно-популярными журналами публиковалась ежемесячная газета «Новости здравоохранения Казахстана», которая является образцом мастерства редакционного дела и журналистики. В дальнейшем я узнал, что Аскар Шакенович был избран на должность главного редактора издательства в 1997 г., когда публиковался всего лишь один журнал издательства – официальный орган Минздрава «Здравоохранение Казахстана». Многие претендовали пройти по конкурсу на эту должность. Но выбор тогдашнего руководства Минздрава, в том числе замминистра Айкана Аканова, пал на Аскара Шакеновича. Время показало безошибочность и пользу такого выбора для медицинской науки.

Наша следующая встреча прошла в октябре 2011 г. в рамках моего визита в Казахский национальный медицинский университет в качестве профессора кафедры амбулаторно-поликлинической терапии, где я представил основы научного редактирования и кардиоваскулярной ревматологии. Асеке сопровождал меня в течение двух недель и активно обсуждал перспективы преподавания научно-доказательной ревматологии на английском языке на основе моих лекций. В дальнейшем он внедрил в учебный процесс многое из того, что было представлено. Интересно, что при всей своей занятости он участвовал на всех лекциях и совместных консультациях. Его особенно заинтересовала моя лекция по болезни Бехчета, которая ранее не входила в учебные планы. Заинтересовался он и тем, что можно собрать когорту этих больных, изучить особенности течения этого васкулита в Центральной Азии и внедрить соответствующие схемы лечения. В дальнейшем у нас было множество совместных консультаций больных, которым нужно было выставить диагноз болезни Бехчета и начать лечение колхицином, препаратом, помогающим при отдельных симптомах этой патологии. Болезнь Бехчета распространена во многих странах Ближнего Востока, в частности в Иране, куда меня часто приглашают с лекциями и семинарами.

В ноябре 2011 г. в Машаде планировался ежегодный Иранский конгресс ревматологов под эгидой Азиатско-Тихоокеанской противоревматической лиги (Asia Pacific League Against Rheumatism [APLAR]). Будучи членом научно-организационного комитета Конгресса, я предложил пригласить профессора Сейсенбаева, который активно сотрудничал с Лигой на протяжении многих лет и способствовал членству Ассоциации ревматологов Казахстана и Центральной Азии в этой престижной профессиональной организации. Мое предложение было принято, и мы начали планировать совместный визит в Иран.

Краткосрочный визит в Иран в ноябре 2011 г. включил поездку в Исфахан, организацию там семинара для редакторов и завершение программы на ревматологическом конгрессе в Машаде. Следует отметить, что Аскар Шакенович подготовился к Иранской поездке основательно. Он изучил историю Ирана, роль ислама и персидской культуры, науки и образования в развитии региона. Хотя вся его научно-практическая деятельность была связана с советской и российской культурой и формировался он как врач и преподаватель под влиянием московской школы ревматологов и иммунологов, было интересно наблюдать за тем, как в нем проявились черты истинного мусульманина и казаха, который гордился своими культурными корнями и религиозными традициями. Как в Исфахане, так и в Машаде он активно участвовал в научных мероприятиях и уделял время посещению исторических мест, площадей, музеев, церквей и мечетей. В золотой мечети мавзолея Имама Резы в Машаде Аскар Шакенович провел несколько часов, помолился и прикоснулся к надгробию Имама Резы. Это имело большое значение для него, поскольку он считал Машад вторым после Мекки значимым для мусульман городом. После визита в Машад мы часто обращались друг к другу по имени с добавлением Машади (побывавший в священном городе Машад).

В Иране его особенно заинтересовала высокая культура, образованность и продвинутость профессуры и студентов, свободно владеющих английским языком и активно публикующих научные статьи в индексируемых западных журналах. Мы посетили крупные ревматологические центры, отделения науки и развития учебного процесса, библиотеки. Обсудили проблемы лечения васкулитов и других сосудистых патологий при аутоиммунных заболеваниях, поделились опытом диагностики и лечения болезни Бехчета. Всюду Аскар Шакенович интересовался тем, как иранцы смогли продвинуться в тяжелейших условиях международных санкций на протяжении более тридцати лет. Мы специально организовали встречу со специалистами английского языка, чтобы понять, чему обучаются их студенты и как можно перенять их опыт. Основной акцент лингвистов из университетских центров был сделан на обучении академическому письму и привитию навыков общения с англоязычными специалистами на конференциях и лекциях. Аскар Шакенович обращал внимание на все вокруг – природу, людей, их привычки, одежду, иранскую кухню, необычные сувениры.

Ему хотелось охватить в этот визит все и зафиксировать в своей памяти что-то особенное. Примечательно, что во время одного из семинаров в Исфахане, в разгар напряженного обсуждения проблем научного редактирования с руководством медицинского университета Аскар Шакенович встал, чинно подошел к окну и стал звучно щелкать своим фотоаппаратом. Изумленная аудитория замерла и стала в недоумении косить на Аскара Шакеновича. Оказалось, что именно в этот момент он заметил нечто необычное в осеннем Исфахане за окном и решил зафиксировать. После объяснений на лицах собравшихся появилось умиление.

У Аскара Шакеновича были также моменты озарения, когда он забывал про все вокруг, искал и находил клочок бумаги или салфетки и что-то записывал. В один из вечеров в Иране я стал свидетелем такого озарения, когда он внезапно во время прогулки по гостинице взял откуда-то салфетку и начал записывать что-то урывками. Закончил записывать и объяснил, что планирует опубликовать третью часть своей публицистической трилогии и все время думает об этом.

В гостинице в Машаде я был приятно удивлен его восхищением кинематографией. В один из вечеров в гостинице проводилась съемка эпизода одного иранского сериала. Эпизод длился всего 2–3 минуты и включал съемку молодого парня, подходящего к стойке гостиничной регистратуры. Мы стали очевидцами того, как этот кратчайший эпизод снимали в несколько дублей. Аскар Шакенович был просто в ступоре и следил за каждым движением актера. Время от времени у него появлялась улыбка на лице и глаза загорались восхищением. Удивлялся, с каким трудом снимается обычный телевизионный сериал, и делился планами о своем (автобиографическом) сериале Далел, сценарий которого был частично записан и опубликован.

Примечательна также наша прогулка по вечернему Исфахану и по прославленной площади Нахшеджахан. Там мы зашли во множество небольших магазинов для покупки восточных сувениров для его родных. Выбирали очень долго и искали нечто необычное. В итоге выбрали подарки его детям и внукам. Особенно обрадовался он шахматной доске ручной работы для одного из его внуков, с которым он часто играл в шахматы.

Наша следующая совместная поездка была в Мадрид на конгресс Excellence in Rheumatology в январе 2012 г., где по моей рекомендации в научный комитет включили ряд участников из бывших социалистических стран. Аскар Шакенович был приглашен как президент Ассоциации ревматологов Казахстана и Центральной Азии. Удалось добиться частичного спонсирования участия, но с условием, что я буду делить с ним комнату в отеле. В Мадриде я узнал о его недугах, которые мучили его уже давно. Кровотечение из носа в один из дней меня сильно напугало, и я посоветовал обследоваться, и в первую очередь проверить функции печени. Откуда мне было знать, что дело обстоит намного серьезнее. Мадридский конгресс прошел интересно. Были встречи со многими коллегами со всего мира, в том числе и из Латинской Америки. В один из дней его бразильские друзья забрали его на поездку в Толедо. На следующий день я с ним провел несколько часов в центре Мадрида и в музее Прадо. Вечерами прогуливались рядом с гостиницей, обсуждали наши планы на будущее, в частности как можно повысить научно-доказательную базу ревматологии в Центральной Азии. Он долгие годы поддерживал тесные связи с киргизскими ревматологами и сожалел, что никто из них не приехал на конгресс, даже после того как был получен специальный грант для одного участника из Бишкека. Было решено провести очередной курс ревматологии в Алматы в апреле 2012 г. с учетом новой информации, представленной на конгрессе.

В апреле 2012 г. я прилетел в Алматы с обновленным двухнедельным курсом по васкулярной ревматологии и научному редактированию. Приезд совпал с чудесной погодой и празднествами в этот период. С Аскаром Шакеновичем мы провели много времени вместе. Были у его родственников. Я был приятно удивлен знакомством с династией Сейсенбаевых, многие из которых были писателями и представителями элиты казахской интеллигенции. Узнал также об отце, прошедшем всю Великую отечественную войну и дошедшем до Берлина. Тогда же Асеке рассказал о своей матери, о которой очень беспокоился и часто навещал ее в городе Семей. В этот же приезд у меня был хорошо организованный семинар для всего профессорско-преподавательского состава КазНМУ, где я представил основы библиометрии и учета деятельности научных сотрудников. Запись семинара выложили на канале университета в YouTube. На данном мероприятии прозвучало, что для продвижения научных журналов Казахстана и повышения их цитируемости может понадобиться не менее 5 лет. Во время обсуждения итогов Аскар Шакенович полушутя посетовал, что некоторые из присутствующих не увидят плодов работы по повышению цитируемости казахских ученых и их научных журналов. Аскар Шакенович, по-видимому, осознавал тяжесть своего недуга и стремился сделать как можно больше в отведенный ему судьбой срок.

Дальнейшие наши встречи были урывками. Длительные семинары проводить не удавалось. Времени не хватало как мне, так и Аскару Шакеновичу. Спланировали совместную поездку на Европейский конгресс ревматологов в Берлине в июне 2012 г., но когда я узнал о грозном диагнозе, выставленном врачами, и утяжелении состояния Аскара Шакеновича, я настойчиво отсоветовал ему лететь в Берлин. На это он привел странный, на первый взгляд, довод о том, что его сильно тянет в город, где был его отец-победитель.

Несмотря на значительное ухудшение здоровья и курсы очень рискованной эмболизации артерий печени, Аскар Шакенович уделил время совместным научным мероприятиям в 2013–2014 гг. Оба мероприятия были проведены в редакции его издательства для улучшения качества редактируемых им научных журналов. Последняя наша встреча состоялась в феврале 2014 г., за несколько недель до его кончины. Помнится его отвлеченный взгляд во время этой встречи в офисе его редакции. Обсуждали проблемы упорядочения информации на электронных страницах журналов, следования этическим принципам научного авторства, сверки ссылок в каждой журнальной рукописи, редактирования аннотаций на английском языке и повышении видимости статей и журналов в социальных сетях. Было предложено также опубликовать рекомендации глобальных ассоциаций по тому как нужно этично писать, структурировать и редактировать статьи. Было представлено много нового и крайне важного для продвижения журналов. Чувствовалось, что Аскару Шакеновичу через неимоверные усилия удавалось принимать участие в обсуждениях. Когда временами его внимание ослабевало, он обращался к сотрудникам и просил их повнимательнее следить за ходом обсуждений.

Удивительно, что в период нашей последней встречи Асеке старался держаться бодро. Вызвался сопровождать, организовал тематические консультации по болезни Бехчета, развозил меня на своей машине. Принял участие в республиканском совещании ревматологов, где добился включения двух моих докладов и своего отчета о проделанной работе и перспективах его Института трансляционной и доказательной медицины. Я никогда ранее не видел его таким активным и участвующим во многих обсуждениях. Он, можно сказать, был на коне. Гордился тем, что недавно ему присвоили звание почетного профессора в его Alma mater – Медицинском университете города Семей. С улыбкой говорил о том, что наконец почтили его, прошедшего долгий путь от «степного» врача до почетного профессора.

Успели также обсудить перспективы дальнейшего сотрудничества с ревматологами. Он был рад, что успел познакомить меня со всеми своими учениками, многие из которых руководили университетами, клиническими отделениями и редактировали журналы.

Он был полон надежд на будущие встречи и старался изо всех сил спланировать конференцию по кардиоваскулярной ревматологии в апреле 2014 г. На это время у меня была запланирована конференция Британской ассоциации ревматологов в Ливерпуле, и мы четко расчертили наши графики, чтобы я успел и в Алматы, и в Ливерпуль. Вспомнил даже про то, как сам побывал когда-то в Ливерпуле, прошелся по городским докам, вспомнил про трансатлантический лайнер Титаник, подышал воздухом Атлантического океана, послушал булькание в прибрежной части, встретил улыбчивые лица прохожих, пережил мгновения, овеянные легкостью жития туманного Альбиона, и написал свой вечный стих (Ливерпуль, буль-буль, буль-буль).

Наша последняя переписка по электронной почте была 18 марта 2014 г. Успели обудить программу совместной конференции, текущие проблемы научного редактирования и серьезную угрозу плагиата в статьях и учебных пособиях местных авторов. Обратились к недавнему случаю отзыва с печати уже опубликованной статьи казахского автора в журнале издателя. Асеке знал автора и не мог понять, почему английский текст был полностью скопирован откуда-то. Договорились детально обсудить этот и многие другие случаи плагиата во время конференции и сделать заключения. В последнем письме пожаловался на некупируемые боли в животе, нарушенный сон, усталость и на необходимость очередной госпитализации. Высказал надежду, что все пройдет удачно и конференция будет проведена на высоком уровне. Через несколько дней пришла печальная весть о кончине Аскара Шакеновича, которая сбила с ног…

После этого я часто вспоминал эпизоды наших встреч, беседы, напутствия. Он прожил яркую, полную радостей и счастливых моментов жизнь. Много было всего на его пути – любви, счастья, гордости за достигнутое. Было и много печали, тревог, зависти со стороны, противостояния. Всегда он умел сохранять достоинство и передавать свою положительную энергию окружающим. В юности, в его родном городке Семипалатинской области во время сильного степного ветра его унесло и отбросило на расстояние в стог сена, нашпигованный вилами. Только какая-то мистическая случайность уберегла его тогда от верной смерти. Его жизненный путь оборвался в возрасте 59 лет! Это возраст любимого и почитаемого им соотечественника и, возможно, предка писателя Абая. Примечательно, что в декабре 2013 г., за считаные недели до кончины, Аскар Шакенович побывал в парке Абая в Шымкенте и почтил память родных, погибших в Великой отечественной войне…

Жизненный путь Аскара Шакеновича – Великого Казаха, Врача, Учителя, Писателя, Редактора и Человека – был устлан светлыми событиями! Его научное наследие, творческие изыскания, подход к обучению врачей, дружелюбие и гуманизм навсегда останутся в нашей памяти.