Жаркинбекова Назира Асановна, Областная клиническая больница
Южно-Казахстанской области, Южно-Казахстанская Государственная Фармацевтическая Академия, Кафедра неврологии и психиатрии

Рассеянный склероз – это хроническое, преимущественно прогредиентное заболевание центральной нервной системы, которое проявляется рассеянной органической неврологической симптома­тикой и в типичных случаях на ранних стадиях имеет ремиттирующее течение. Рассеянный склероз принадлежит к демиелинизирующим заболеваниям, главным патологическим проявлением которых явля­ется разрушение миелиновых оболочек проводящих путей головно­го и спинного мозга.

Дебют заболевания чаще всего наступает в возрасте от 20 до 40 лет, реже – дети и подростки. Довольно редко рассеянный склероз начинается после 50 лет (позднее начало заболевания), еще реже – после 60 лет (весьма позднее начало). Поэтому возрастные ограничения начала болезни считают теперь неправомерными. Женщины болеют в 1,5 раза чаще, чем мужчины [1].

Больные РС сначала утрачивают работоспособность, а на более поздних стадиях и способность к самообслуживанию. Это обусловливает большую социальную значимость этого заболевания. Экономические затраты на оказание медицинской и социальной помощи больным РС очень велики [1–3].

Важным фактором является своевременность начала терапии, когда есть возможность значительно продлить социально активную жизнь пациента. Заболевание стало управляемым после применения препаратов, изменяющих течение рассеянного склероза (ПИТРС), к которым относятся интерфероны бета и глатирамера ацетат [1,3].

В Южно-Казахстанской области 37 пациентов получают терапию интерфероном бета-1а  30 мкг (Авонекс, «Биоген») с диагнозом «рассеянный склероз, ремиттирующее течение». Средний возраст пациентов составил 29 ± 3,8 лет. Мы наблюдали пациентов в течение 2 лет. Состояние пациентов на всем протяжении было стабильным. С момента получения лечения интерфероном бета-1а 30 мкг в/м отмечено уменьшение частоты обострения с 2–5 до 0–1 в год. Мы обратили внимание на снижение тяжести и длительности обострения. Если ранее пациенты нуждались в стационарном лечении, то на фоне получения патогенетической терапии интерфероном бета-1а 30 мкг лечение в рамках дневного стационара было достаточным. Длительность обострений снизилась с 4–6  до 2–4 дней. Средняя оценка по EDSS оставалась относительно стабильной в течение 2 лет наблюдения (см. рис. 1). Средняя исходная оценка составила 3,5 балла. В течение первого года наблюдения средний балл по EDSS снизился до 3, затем сохранялся в пределах 3–3,5 балла в течение всего периода наблюдения. Рис. 1

Положительный эффект подтвержден результатами повторного МРТ-исследования головного и спинного мозга с введением контрастных средств. Увеличения количества и размеров очагов не было отмечено, наблюдались уменьшение размеров старых очагов и отсутствие накопления контраста, что свидетельствовало об отсутствии активности процесса у пациентов. Данные МРТ головного и спинного мозга позволили выявить очаги снижения интенсивности сигнала (чаще перивентрикулярные, реже одиночные в ножках мозга, полушариях) в Т-1 режиме и одновременного повышения интенсивности сигнала в Т-2 режиме в начальном периоде РС.

На фоне проводимой иммуномодулирующей терапии отмечено улучшение в виде уменьшения степени атаксии, выраженности парезов, расстройств тазовых органов.

Таким образом, наше наблюдение показало эффективность и безопасность препарата  Авонекс в лечении рассеянного склероза, о чем свидетельствуют снижение частоты, выраженности и длительности обострений, хорошая переносимость препарата. Данные результаты подтверждают целесообразность применения иммуномодулирующей терапии для лечения преимущественно ремиттирующих форм рассеянного склероза.

Литература

1.  National Guideline for diagnosis, management in primary and secondary care of MS. NICE, 2014.

2. Шамова Т.М. Современные подходы к патогенетической терапии рассеянного склероза. Мет. рек. 2012.

3. Малкова Н.А. Методические рекомендации по современному лечению рассеянного склероза. Новосибирск, 2014.