Беременность после 35 – это лотерея

Еще несколько десятков лет назад первая беременность в 28 лет грозила обидным определением в медицинской карте – «старородящая». Сегодня взгляды на замужество и беременность радикально изменились, и современные девушки все чаще живут по принципу «сначала карьера, потом дети». Поздно выходят замуж, поздно рожают. Напрашивается вопрос: «А что в этом плохого?».

 

Действительно, что плохого в том, что девушка будет самодостаточной и материально независимой? Сначала встанет крепко на ноги, а там и о ребенке можно будет подумать. На Западе вообще все поздно рожают… Вот только у любой медали есть две стороны. И, к сожалению, нередко расплачиваться за затянувшиеся карьерные и материальные амбиции женщине приходится личным счастьем и здоровьем – собственным и своего ребенка. Рассказать о той самой «обратной» стороне медали мы попросили директора по стратегическому развитию Международного клинического центра репродуктологии PERSONA, врача-репродуктолога высшей категории, к. м. н., Шолпан Кенесовну КАРИБАЕВУ.

 

 

– Шолпан Кенесовна, насколько вопрос поздней беременности сегодня актуален для нашей страны?

– Исходя из своей личной практики, могу сказать, что он очень актуален. Прозападная модель женской психологии сильно отразилась на нашем менталитете. Если раньше считалось нормой, что наши девочки выходят замуж до 23 лет и рожают до 25, а в 28–30 на них уже смотрят как на старых дев, то сегодня это ушло в небытие. Современные девушки стремятся сначала получить образование, сделать карьеру, купить машину, заработать на квартиру, а вопрос о материнстве откладывают на более поздний срок. Конечно, с надеждой, что в будущем они смогут найти достойного мужчину, от которого хотели бы родить ребенка, – с хорошей генетикой, с большой зарплатой, с престижным жильем и т. д.

Но с каждым годом растет число женщин «за 35», которые обращаются за помощью к репродуктологам, потому что они испытывают трудности с зачатием. По разным причинам. Кто-то поздно вышел замуж и забеременеть самостоятельно не получается, а у кого-то в 35–38 лет нет даже постоянного полового партнера, от которого можно было бы забеременеть. При этом женщина может быть и красива, и успешна, но либо не может найти равного себе партнера, либо настолько успешна, что сами мужчины боятся к ней подойти.

Эта проблема сейчас ощущается в Казахстане очень сильно, и усугубляется она еще тем, что значительно изменился возраст климакса.

 

– Насколько изменился возраст климакса? И с чем это связано?

– У современных женщин внутренний возраст часто не отвечает паспортному. Ей может быть 35, а выглядит она и чувствует себя только на 20. Но есть паспортный возраст, а есть репродуктивный – это период, когда женщина физиологически может стать мамой, и он, к сожалению, весьма ограничен.

Если в прошлом столетии репродуктивный возраст у женщин был до 45–50 лет, рожали и в 45, и в 47 лет, то сейчас климакс заметно помолодел. Различные генетические и экологические факторы, аутоиммунные заболевания, гетерогенные хирургические вмешательства (операции на яичниках), отягощенная наследственность приводят к тому, что сегодня к нам приходят молодые женщины 26–30 лет уже почти в состоянии климакса. Пока таких случаев немного, но пугает то, что встречаться они начинают все чаще.

Девушки приходят с жалобами на нарушения менструального цикла: он укорачивается, менструации становятся более скудными, возникают изменения в циклах, иногда месячные исчезают на полгода. Мы проводим УЗИ, и выясняется, что овариальный резерв у них крайне низкий. Конечно, эта информация шокирует девушек.

 

– Что означает термин «овариальный резерв»?

– Овариальный резерв – это число яйцеклеток, потенциально готовых к оплодотворению. Если у мужчин ежеминутно производятся новые сперматозоиды, которые обновляются каждые 30–90 дней, т. е. даже в 80 лет мужчины могут иметь новые сперматозоиды, то у женщин есть определенный запас, откуда яйцеклетки расходуются каждый месяц. Их количество определяется наследственным фактором. Если у мамы был хороший запас яйцеклеток, она передаст его дочери по наследству, а если не очень хороший, то усугубляющие факторы могут еще больше его сократить в следующем поколении.

Когда запас яйцеклеток заканчивается, женщина вступает в состояние климакса, при котором получить собственного генетического ребенка уже невозможно. И мы не можем вывести ее из этого состояния, мы можем только успеть получить беременность, пока женщина еще не перешла климактерический порог. Если женщина приходит к нам уже в состоянии климакса, мы можем предложить ей только донорские яйцеклетки. А на это женщинам порой достаточно сложно согласиться.

Проблема позднего материнства для Казахстана очень актуальна. И обусловлена она двумя факторами – социальным и физиологическим (достоверного объяснения которому мы пока дать не можем).

 

– В западных странах беременность после 35 является вариантом нормы. Там нет проблемы раннего климакса?

– За рубежом о явлении раннего климакса стали говорить намного раньше, чем у нас. Правда, там это состояние называют не климаксом, а первичной яичниковой недостаточностью. В Европе, США, Израиле создано очень много сайтов и форумов, где женщины поддерживают друг друга. Делятся советами, что делать, если в 30 лет ты вошла в климакс, как с этим жить, какие препараты принимать, как не впасть в депрессию и т. д. Для любой женщины ранний климакс – это большая трагедия. Тем более если она ничего об этом не знала, планировала в 35 лет выйти замуж, а в 30 у нее вдруг возник климакс.

 

– Какие признаки могут указывать на то, что репродуктивный возраст женщины подходит к концу?

– Укорачивание цикла менструации, скудные месячные или исчезновение менструации на 1–2 месяца.

 

– С чего стоит начать обследование, чтобы узнать свой овариальный резерв?

– В первую очередь нужно прийти на консультацию к репродуктологу. Многие думают, что врач-репродуктолог занимается только программами ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Это ошибочное мнение. Репродуктолог – это специалист, который знает все о возможностях женщины стать матерью. Он сможет рассказать о ее прогнозах, о ее шансах на сегодня и на завтра. И если женщина пожелает выбрать какой-либо вариант, то пойти с ней по максимально эффективному пути.

Первый предиктор, с которого стоит начинать обследование, – УЗИ. Но дело в том, что часто при прохождении УЗИ органов малого таза врач смотрит только наличие кист, миомы, эндометриоза и пр., но не может объективно оценить размер яичников и заметить маленький овариальный резерв. Определить это по результатам УЗИ сможет только врач-репродуктолог.

Второй шаг – определение уровня антимюллеровского гормона (АМГ). Этот способ диагностики позволяет выяснить, сколько времени и возможности для зачатия у женщины осталось. И конечно, данный анализ также должен проводиться в качественных, специализированных лабораториях. Можно прийти к нам в клинику. У нас анализ на АМГ делается в течение часа.

 

– Какой показатель АМГ считается нормой?

– Хорошим считается уровень АМГ от 2 нг/мл и выше. Это показатель того, что у женщины все в порядке и времени «в запасе» достаточно. Уровень АМГ ниже 1 нг/мл указывает на снижение овариального резерва, а ниже 0,8 нг/мл – на очень резкое снижение. Это означает, что через 3–5 лет для женщины все закончится и шансы наступления беременности даже при проведении программы ЭКО будут существенно меньше. Потому что при низком уровне АМГ мы сможем получить очень маленькое количество яйцеклеток. Уровень АМГ 0,1 нг/мл указывает на то, что женщина находится на пороге климактерического состояния. Климакс может наступить в течение 6–12 мес.

 

– Неужели ничего нельзя сделать? Нельзя каким-то образом поднять уровень антимюллеровского гормона?

– Нет. Антимюллеровский гормон – это только индикатор. Он, словно будильник, показывает остаток времени репродуктивного возраста женщины. Когда запас яйцеклеток, природой заложенный в организме женщины, заканчивается, то что тут можно сделать?

 

– С какого возраста женщине стоит начинать следить за уровнем антимюллеровского гормона, если она в будущем планирует беременность?

– Я думаю, что после 25 лет уже имеет смысл сделать этот анализ, чтобы иметь четкое представление о потенциале своего организма.

 

– А если прибегнуть к криоконсервации? Заморозка собственных яйцеклеток в молодом возрасте поможет решить проблему с зачатием в будущем?

– Криоконсервация яйцеклеток в мире стала использоваться сравнительно недавно. Яйцеклетки – это удивительные клетки. Они большие, наполнены жидкостью, поэтому тяжелее всех переносят заморозку и размораживаются не в 100% случаев. А если женщина сдаст свои яйцеклетки в 35 лет и позже, когда они будут уже не такие качественные, то шансы, что они разморозятся, еще меньше.

Например, у женщины уровень АМГ 0,4 нг/мл, она уверена в том, что у нее еще есть время, и сдает яйцеклетки на криоконсервацию. Удалось получить только 4 клетки. Вероятность разморозки – 50%, т. е. в этом случае смогут разморозиться всего 2 из них. Но когда приходит время, оказывается, что ни одна клетка не разморозилась, а женщина на них очень надеялась…

Имеет смысл делать заморозку до 35 лет, если АМГ не менее 2,5 нг/мл, чтобы можно было взять 15–20 яйцеклеток, потому что из них разморозятся только 70–80%. При этом, если их оплодотворить после разморозки и подсадить эмбрион, в любом случае вероятность наступления беременности будет не выше 30–40%.

Если говорить простыми словами, то криоконсервация яйцеклеток сама по себе не является гарантией того, что завтра женщина сможет получить ребенка, но при хорошей разморозке она, конечно, дает определенный процент вероятности добиться желаемого результата. Только нужно помнить, что возраст очень сильно влияет на эффективность этой процедуры.

 

– Почему после 35 лет у женщины возрастает риск родить ребенка с патологией, в частности с синдромом Дауна?

– С возрастом яйцеклетки у женщин изменяют свою структуру. Они стареют. Изменяется качество хромосом в клетках. Поэтому при поздней беременности увеличивается риск аномального оплодотворения. А аномальное оплодотворение либо дает отрицательный результат беременности, в том числе и по программе ЭКО, либо увеличивает риск хромосомных патологий у малыша, в частности синдрома Дауна. Есть много и других хромосомных патологий, которые попросту не позволят ребенку родиться. Они приведут либо к выкидышу, либо к замершей беременности. Именно по этой причине женщины старше 35 лет должны обязательно посещать генетика.

 

– Правда ли, что по программе ЭКО шансы родить нездорового ребенка значительно меньше, чем при естественном оплодотворении?

– Только при условии, что перед подсадкой эмбрион был исследован. Если женщине подсадить неисследованный эмбрион, то шансы того, что ребенок родится с патологией, случится выкидыш или замершая беременность, будут ровно такие же, как и в общей популяции, если бы беременность наступила путем естественного зачатия.

Полтора года назад мы первыми в Казахстане внедрили методику, которая с достоверностью до 98% позволяет исследовать эмбрион на предмет хромосомных патологий до его переноса в полость матки. Мы берем эмбрион на пятый день его развития (он очень сильный в этот период), забираем маленький фрагмент из того участка, откуда впоследствии начнет формироваться плацента, и исследуем его на все 46 хромосом. При этом сам эмбрион замораживается. Если исследование показало, что эмбрион здоров, его размораживают и подсаживают. Никаких рисков для будущего ребенка это исследование не несет, а вероятность забеременеть в этом случае у женщины увеличивается до 60–70%. Если же эмбрион предварительно не исследовать, то даже у молодой женщины шансы будут не выше 40%.

 

– Эмбрион лучше переносит заморозку, чем яйцеклетка?

– Абсолютно верно. И еще лучше сперматозоиды, потому что их можно замораживать миллионами, а яйцеклетки – это все-таки штучный товар.

 

– Чаще ли женщины за 35 стали прибегать к услугам банка доноров сперматозоидов?

– Не чаще и не реже. Все зависит от задачи.

Расскажу один случай. Однажды к нам на программу инсеминации донорской спермой пришла очень красивая девушка. Честно сказать, я была удивлена. При такой внешности не иметь партнера? Мы долго разговаривали, направили ее на консультацию к психологу. И тем не менее девушка приняла решение сделать одну программу. Я была очень рада, когда узнала, что от второй программы она отказалась. Придя ко мне на прием, она сказала: «Знаете, я решила последовать Вашему совету и попытаться найти мужчину своей мечты». После всех наших бесед, после разговора с психологом она изменилась, стала более открытой. И я верю в то, что она обязательно устроит свою судьбу. Ведь естественный путь зачатия – это нормально, это то, что придумано самой природой, а оплодотворение донорской спермой – это уже безысходность. На этот шаг женщина решается от отчаяния. Идет на программу в надежде получить последний шанс стать мамой.

 

– Консультация психолога в таких случаях является обязательной процедурой?

– Скорее, рекомендуемой. Женщина может отказаться, сказать: «Это не ваше дело. Я так решила». И конечно, мы сделаем ей инсеминацию. Она пройдет много исследований, сдаст кучу анализов, оплатит программу. Клиника получит прибыль. Заработает донор, заработает доктор, который проведет процедуру. И вроде бы все по-честному. Пациентка информирована. Но, если ты чувствуешь, что она хоть чуть-чуть сомневается, ей обязательно нужно помочь разобраться со своими желаниями.

Когда ты занимаешься с пациенткой, у вас постепенно возникают более доверительные отношения. Открываются какие-то новые факты ее жизни, и тебе становится небезразлична ее судьба. Появляется желание поддержать этого человека. Кто-то откликается на эту поддержку, кто-то нет. Одни пациентки идут к психологу, другие отказываются. У людей разная степень открытости в этих вопросах. Но я считаю, что каждый репродуктолог, работающий на таком уровне, должен относиться с большой долей эмпатии к своим пациенткам и обладать навыками правильного психологического консультирования.

Нужно уметь представить, что перед тобой сидит не просто пациентка, а, например, твоя сестренка. Что ты ей скажешь? «Инсеминация? Здорово! Сейчас найдем тебе классного донора»? Или все же ты попытаешься помочь ей вернуть уверенность в своих силах, в своей женской привлекательности? И постараешься убедить ее в том, что не все потеряно и она еще сможет создать счастливую полноценную семью.

Я считаю, что такое искреннее участие, на которое откликаются пациенты, – очень большая ценность в медицине.

 

– Какое внимание за рубежом уделяется психологической поддержке пациентов в таких ситуациях?

– Я была на семинаре у английских специалистов, где говорилось о том, что для всех пациенток и супружеских пар, приходящих на программы суррогатного материнства, донорства яйцеклеток или донорства спермы, обязательным условием является посещение психолога. Потому что там проговариваются такие вопросы, как: «А что вы ребенку скажете?», «Какую легенду/историю придумаете?», «А если ребенок случайно родится с патологией или будет внешне абсолютно не похож на вас, сможете ли вы его принять?» и т. п. Все эти моменты проговариваются именно с психологом, репродуктолог не отвлекается на подобные разговоры. Пациентка приходит к доктору уже с максимально осознанным решением.

 

– В чем Вы видите решение проблем поздней беременности и репродуктивного здоровья женщин в целом?

– Очень важно, чтобы женщины были как можно больше информированы в вопросах репродуктивного здоровья. И важно, чтобы информация была достоверна и исходила от самих врачей.

Специально для этого наша клиника проводит бесплатные выездные школы здоровья для женщин любого возраста. Наши врачи расскажут, как вести себя при различных гинекологических ситуациях (миоме матки, эндометриозе, кистах), при инфекциях. Расскажут, как защититься от онкологических заболеваний, какие нужно проводить исследования, на что нужно обращать внимание, если возникло то или иное заболевание. А также о том, как поступить, чтобы не попасть в ситуацию, которую мы сейчас обсуждаем.

 

– Какие пожелания или рекомендации Вы хотели бы дать нашим читательницам?

– В первую очередь я хочу пожелать всем женщинам любви. Пожелать, чтобы каждая женщина смогла встретить своего человека и создать полную семью: папа, мама и ребенок – это идеальный расклад. Но даже если жизнь складывается по-другому, не нужно отчаиваться. Нужно искать возможности.

Я не призываю отказываться от карьеры, всегда можно найти вариант совмещать семью и карьеру. Главное, нужно четко знать, сколько времени и какие физические возможности у вас есть. Обязательно спросите у мамы, во сколько лет у нее случился климакс. Если он наступил в 38 лет, то у вас времени может быть еще меньше, и с рождением ребенка лучше поторопиться. Поздняя беременность – это вообще большая ответственность. Если вы захотите пробежать дистанцию 40 км, то наверняка попытаетесь сначала понять, сможете вы ее осилить или нет. То же самое с рождением детей. Запланировав стать мамой в 40 лет, оцените сначала свои возможности. Не только физические, но и моральные. Ведь природа все придумала правильно.

Средняя продолжительность жизни женщины – до 80 лет, но репродуктивный возраст только до 40. Природа дает возможность женщине вырастить своего ребенка, поставить его на ноги, порадоваться его успехам. Даже если женщина родит в 40, то в 50 у нее будет 10-летний ребенок. А ей хотелось бы еще увидеть своих внуков. Ей хотелось бы отводить своего ребенка в школу и выглядеть на фоне других родителей молодо и красиво, чтобы никто не спрашивал у него: «Это твоя бабушка?» К этому нужно быть морально готовым.

И напоследок я хотела бы сказать. Женщины веками добивались эмансипации, и сегодня мы наравне с мужчинами можем управлять миром, совершать научные открытия и быть нобелевскими лауреатами, но только нас Бог наделил способностью, которая не под силу ни одному мужчине, – родить ребенка. А значит, это наша главная миссия. Давайте помнить об этом всегда.

 

Подготовила Оксана Фирова


Вы работаете в области здравоохранения?